«Негордый»-2015: внешнее Беломорье

 

Нитка маршрута: Архангельск – о. Моржовец – м. Канин Нос – Канушин мыс – о. Данилов (Терский берег) – д. Тетрино – р-н д.Чаваньга – о. Жижгин (Летний берег) – д. Лопшеньга – Архангельск (около 1450 км по курсу).

13 июля – 6 августа 2015 г.

 

 

Основные плавания последних лет

2009 Медвежьегорск-Питкяранта

2010 Кулой-Куя-Архангельск

2011 Архангельск-о.Вайгач-Беломорск

2012 Красноярск-Лабытнанги

2013 Киренга –почти Якутск

2014 Якутск-Дудинка

«Негордый»на ютубе (клипы, фильмы и песни)

http://www.youtube.com/user/VadimVRan

 

Фото, видео - 2015 год:

Клип "Канушин берег"(5’)

Фильм «Внешнее Беломорье»(15’20’’)

Фото:  "Архангельск-Канин"

"Канин-Терский берег-Архангельск"

 

 

Схема маршрута

 

 

 

 

Участники: Вадим Ракитин (капитан, справа)

Павел Демченко (матрос, слева)

 

Цель плавания – отдых, тренировка, отработка прохождения открытых морских участков, научная работа (сбор образцов растительности для исследования загрязнения Арктики, а также сбор данных об аэрозольном загрязнении атмосферы акватории Белого моря и прибрежных районов).

 

Район плавания, берега, погодные условия

В целом, район Белого моря охватывает несколько природно-климатических зон, от тайги на южных берегах (Карельский берег, Онежский п-ов, устье Северной Двины), до лесотундры (Зимний берег, или побережье Мегрского п-ва, западная и южная часть Терского берега, т.е. южного берега Кольского п-ва, часть Соловецкого архипелага) и тундры в северной своей части (п-ов Канин,  северная часть Терского берега). Берега достаточно разнообразны – от скальных и глиняных обрывов до пологих и отмелых песчано-глинистых участков, с большими (иногда многокилометровыми) осушками. В среднем, колебания уровня моря между фазами прилива-отлива, около 2 метров; однако, эта амплитуда сильно зависит от района. Например, в Мезенском заливе, эта амплитуда доходит до 7 метров, и постепенно уменьшается как к северу, так и к югу от залива, до упомянутых полутора-двух метров. В узостях и вдоль береговой кромки, скорость приливно-отливных течений доходит до 7-8 км/час; приливы-отливы, как правило, полусуточные; но есть нюансы, т.е. в некоторых районах и условиях, приливное колебание состоит из двух максимумов, разделенных между собой по времени до полутора часов. Выглядит это так, что кажется, что начался уже отлив, и уровень воды начинает медленно спадать; однако, спустя некоторое время (до часа), прилив возобновляется.

Наиболее спокойное время для путешествия (по погодным условиям) – конец июня – начало августа; сильные ветры и шторма в этот период наименее редки (по статистике; однако, год на год не приходится). Наиболее часто повторяющееся направление ветра в разных районах Белого моря летом различное, но в целом преобладают ветры северо-восточных и юго-восточных румбов.

Температура в северной части Белого моря в этот период, в среднем обычно 12-17 градусов днем, и 5-10 ночью; в то же самое время нередки дни с максимальной температурой 22-25 °С в северных районах, и до 30 – в южных; начиная с августа, возможны ночные заморозки; в этот раз максимальная температура составила около 19 градусов, а минимальная – 7 °С. То есть, было существенно холоднее, чем обычно; ну и повторяемость сильного (более 10 м/с) ветра оказалась раза в два выше.

 

Животный мир, растительность

Растительность, как сказано ранее – от типичной таежной (хвойные и лиственные деревья), до типичной тундровой (трава, мхи и лишайники, многокилометровые густые заросли карликовых деревьев, чаще всего, в руслах небольших рек и ручьев). Обилие водоплавающей птицы (утки, гуси, гаги, гагары, чайки, кулики, тупики и т.п.), и вдоль побережья, и в глубине; тетерева, куропатки в таежной и лесотундровой зоне; большое количество привычных всем жителям средней полосы мелких птиц. Из хищных и падальщиков нередки встречи с сапсанами, канюками, перепелятниками, мелкими соколами, канюками, вОронами (средний размер), с орланом-белохвостом и даже с беркутом (ну, совсем крупные орлы).

Лисы, песцы (редко и на самом севере), росомахи,  кое-где –волки, нередко, даже в тундре – бурые медведи, зайцы, лемминги, олени, лоси – встреча с ними вполне возможна. Из морских животных – белухи; в некоторых районах они собираются в стада до 30-50 особей, а также нерпы и несколько видов тюленей.

 

Наше снаряжение.

Катамаран «Негордый» с прошлого сезона практически не изменился.  Т.е. после прохождения им в 2014 г. очередных своих 2 с лишним тысяч морских миль, не потребовалось даже ремонтных работ,  Так, проверили на Московском море в мае-июне; абсолютно все было в порядке.

Т.е. – «Тайфун-М», оборудованный ходовой рубкой-убежищем на 2 спальных места, прошел к началу навигации 2015 года более 12 с половиной тысяч километров по водоемам самой разной сложности и величины; баллоны – 2014 г., двухкамерные, штевневые от С. Новицкого.

Длина катамарана – 6750 мм, ширина – около 2900 мм, вес с ходовой рубкой и мотором – 150 кг, грузоподъемность 470 кг, площадь основных парусов 12.7 м. кв. Был взят штормовой грот 4.2 м.кв., а паруса на слабый ветер опять оставили дома.

Вспомогательный подвесной мотор «Tohatsu-3.5 ASL (двухтактный, 3,5 л.с., с удлиненным дейдвудом), с запасным гребным винтом.

Снаряжение в основном, тоже осталось без изменения:

Палатка 3-местная «Буран-3N-SI», две горелки «Ковея», спутниковый телефон с контрактом на 75 минут, запас ламинированной картографии, 1 навигатор Etrex», защищенный планшет с нормальным GPS-приемником, OZI, и необходимой картографией, две солнечных батареи, 8 и 12 Вт, два фотоаппарата, один из которых защищенный, три выносных аккумулятора, 2 по 10 и 1 – на 20 МАч, преобразователи напряжения и тока для зарядки всего этого добра, десятка два батареек и заряженных аккумуляторов АА и ААА;  добавился шатер-чум одностоечный «Типи», и все; в качестве бортового камбуза был использован обычный легкий складной столик; он вполне обеспечивал достаточную ветрозащиту, и нас в этом году вполне устроил.

Комплектация одеждой и обувью тоже не претерпела серьезных изменений.

По одной непромокаемой утепленной куртке на участника, по одному комбинезону, по непромокаемой ветровке, по комплекту термобелья, по два полартековских или полушерстяных свитера, по двое таких же трико, по одной паре короткой и высокой обуви - сапог из ЭВЫ, плюс по паре кроссовок и трековых босоножек.

Самонадувные коврики 2 шт., пенные коврики 2 шт, спальники 3 шт. (по одному на участника плюс один – в ходовую рубку).

Мембранный непромокаемый чехол, для использования на переходах. Использовать толком не пришлось, поскольку серьезных холодов и конденсата в рубке не было.

Газа было взято 20х250 г баллонов: использовали 12.

Топливные баки и канистры на 45 литров.

Все снаряжение подробно описано в отчетах 2012 и 2014 гг.

 

Само путешествие

Сразу хочу предупредить тех, кто знаком с отчетами о странствиях «Негордого», что на этот раз мой рассказ не будет столь объемен, как предыдущие, поскольку….

…после бурного и продолжительного сезона 2014 г. и прохождения Таймыра, хотелось в первую очередь отдохнуть-поматрасничать. Вдобавок, наши возможности совершать каждый сезон двухмесячные плавания, довольно-таки ограничены. Вот и сейчас, времени у нас было относительно немного, чуть меньше месяца на поход вместе с заездом-отъездом. Павел пропустил сезонов 5, и в какой он сейчас форме, оставалось только гадать; а двигательная его функциональность и возможность носить тяжелые вещи и рюкзаки, существенно снизилась. Поэтому, в соответствии с имеющимся временем и составом участников, программа-максимум была – достижение Канина Носа, затем уход на Терский берег, проход вдоль него до Кандалакшского залива (р-н пос. Кузомень), пересечение на Карельский берег, с небольшая стоянка в Кемских шхерах или на Соловках, и возвращение вдоль северного берега Онежского п-ва в Архангельск. Программа-минимум означала посещение Канина Носа и Терского берега, пересечение Горла, и возвращение во все тот же Архангельск, вдоль Зимнего берега. При этом, по любому из этих вариантов, планировались одно-два пересечения моря в довольно широких его местах, не менее 100 км. Забегая вперед, скажу сразу, что получился, как всегда, некий компромисс, более близкий к максимальному варианту (см. схему). Но два пересечения открытого моря, километров по 120-130 все же случились.

Заехали в Архангельск утром 9 июля. 7 августа заканчивался отпуск. В день заезда «Деловые линии» доставили катамаран и основное снаряжение в Архангельск, но выдать груз обещали только на следующий день. Т.е. 10-го июля.

Сначала – посмотреть место стапеля. Связи с местными яхстменами из Парусного центра «Норд», что в пригороде Архангельска Соломбала, были уже налажены; в прошлом году во время своей командировки я познакомился с некоторыми из них, и даже брал на один день морскую яхту типа «Таурус». Поэтому перед заездом я созвонился с «Нордом». И.М. Лебедев, директор центра, обещал нам помочь, и пустить нас на территорию центра для сборки лодки. Так все и вышло. В качестве места для стапеля нам определили асфальтированную площадку около дальних эллингов, на некотором удалении от основных причалов. Площадка была огорожена оградой; ворота запирались. Место достаточно тихое и удобное, а единственным небольшим недостатком являлась примерно метровая высота причала. Во время прилива эта высота уменьшалась сантиметров до 60-70. Ничего, спустить лодку можно. Здесь разрешили также поставить палатку, если такая необходимость возникнет. А пока что мы отнесли легкие рюкзачки в ближайшую гостиницу (300-400 метров от «Норда»), в которой легко устроились во вполне приемлемом номере за приемлемую цену.

Ну, палатку привезут еще только вместе с катамараном, т.е. завтра днем, а пока что следовало получить пропуска. Впервые за много лет, я заказал пропуска через новый сервис «госуслуги», заполнив в интернете необходимые формы. В заявке значилось только побережье Архангельской области, вплоть до Канина Носа. На Терский берег планировалось выйти чуть южнее р. Поной (к северу от устья Поноя как раз начинается погранзона на Кольском полуострове). Через неделю после заполнения получил по электронной почте ответ «Вам следует обратиться в погрануправление». Посчитав этот ответ положительным, я успокоился. Ну, не оформят, либо перезакажем, либо, в конце концов, уйдем на Терский берег, не заходя в погранзону Архангельской области. Матрас, значит, матрас. Во внутренней части Белого моря тоже неплохо.

Пропусков наших в погрануправлении не нашлось. Даже следа. Поэтому, тут же от руки заполнил новую заявку. Дежурный принял, и обещал готовность пропусков во второй половине понедельника, т.е. к вечеру 13 июля. Ну, значит, потихоньку будем стапелиться, с пивом, вечерним ужином в кафе, и неторопливой закупкой продуктов на три недели. Три дня у нас до выхода теперь.

Катамаран привезли 10-го (пятница) часа в два дня. Мы разбили на отведенной нам площадке небольшой лагерь, поставили хозблок (чум «Типи»), и начали неторопливо собираться. Холодно и сыровато, для июля – градусов 12. Дождики налетают, к счастью, ненадолго, а вот солнышко ни разу не проявилось ни в этот день, ни в два послудующих.

Утром 11-го катамаран оказался собран, а 12-го и продукты в основном закуплены. Бензина взяли 45 литров, этого должно хватить километров на 350. Ну, нам мотор только по пути на север может понадобиться; обратно пойдем уже с невстречным ветром. Уж такая тут особенность с направлением основного дутья.

Трижды переночевав в гостинице, утром 13-го спустили лодку на воду, и перешли на другой берег протоки, это метров 500.

Получили пропуска (около 5 вечера), к 18-30 зашли в марину попрощаться с гостеприимными яхтсменами. Выход на маршрут состоялся около 19-00. Вот он, вид на гавань Соломбалы с Северной Двины, на правом фото.

Северный ветер, балла три, пасмурно, иногда немного моросит. Идем строго на север в Корабельный рукав.

Лавировка, пока никуда не спешим. Успеем еще бензин потратить. Это - пробный выход. Пока посмотрим, как лодка пойдет, что скажет, как собрано, насколько удобно размещено снаряжение. Ну, обычно день-два уходят на оптимизацию загрузки, настройки лодки и обустройство быта. Да и ветер желательно бы поменять, или хотя бы выключить, пока не выйдем в море. Через 2 часа и 10 км – становимся на ночевку.

Ночью и утром – небольшой дождь. Вышли в полдень, ветер по-прежнему встречный, но послабее вчерашнего. Вот уже и море; идем мимо острова Мудьюг на среднем газу. К вечеру штилеет,  а мы подходим к берегу в устье р. Куйца. Прошли за день километров 60.

С утра 15 июля – морось, потом дождь, ветер все тот же север, 4 балла. Я прошел вверх по Куйце, форели в ней не обнаружилось. Мелочь какая-то ходит, и все. Черника только что начала поспевать, поэтому удалось найти лишь несколько приемлемых кустиков. Зато подосиновики нашлись. Проверили лодку, докрутили гайки, окончательно разместили снаряжение. Теперь можно как бы нормально идти, только вот условий ходовых дождаться. Неправильно это, с ограниченным запасом топлива, лишний бензин тратить на борьбу со встречным ветром и дождем.

К вечеру и ветер, и осадки начали стихать. Ну, прогноз примерно такие условия и обещал на первые двое-трое суток. В 20-00 выходим. Ночи светлые, идти можно. Скоро должны слабый ю-ю-в включить, пока идем под мотором, а позже будем посмотреть.

Так и получилось. Через 6 часов после выхода, 50 км моторного хода и 6 литров горючего поставили паруса на слабом южном ветре, и потихоньку, со скоростью 5-7 км/час пошли вдоль Зимнего берега на север. К закату ветер выключили, и в лагуне (устье р. Мегра) мы встали на ночлег. Впереди еще больше тысячи километров. Бензин желательно приберечь. Вечер, 16 июля. Пасмурно по-прежнему, все те же 12-14 градусов, но без дождей

…Чудная лагуна с тюленями и обилием всевозможных чаек, с удобной травянистой площадкой, кучей дров, полосой песка, удобного для купания. Место это знакомо нам обоим по 2010 г. Комары есть, но немного – холодное лето в этом году. Конечно, купаюсь. Ужин, попытка поймать рыбу на блесну (безуспешно), сон.

Уже 17 июля. На следующее утро штиль сохранился. Выходим, пока что запустив мотор. Через пару часов местные погодные власти включают север, а еще через час ветер разгоняется баллов до 5. Нас немного прикрывает берег, волны особой нет (не больше метра километрах в 2-3 от берега), но она частая и крутая. Идем в лавировку с длинным галсом вдоль берега, и коротким – в море. Не слишком быстро, поскольку мелко, а намывные мели попадаются и в 2 км от берега. Заходим через бурлящий на барах прибой в устье Майды, ибо дальше уже – поворот к северу, и лавировка получится 100-процентная. Часа через три, поужинав на осушке (как раз максимум отлива здесь переждали), мы стартовали вновь - вроде бы, с началом прилива, и ветер начал ослабевать.

Вышли около 10 вечера. Да, так и есть – море успокоилось, а ветер, хотя и встречный, но всего 2, а потом – и 1 балл. Идем к острову Моржовец, естественно, под мотором. Попали на подходе в сильное противотечение, и с трудом обогнули на полных оборотах южный мыс. За мысом, на знакомом по 2010 г. месте, и встали около 5 утра 18 июля. Спустя несколько часов немного подуло с юга. В 9-00 попробовали выйти. 0-1 балла, еле ползем против течения. Часа за два продвинулись километра на три. Я побросал блесну на разных глубинах; безрезультатно. Потом раздуло с севера, и сразу довольно сильно – 4-5 баллов за полчаса. Ну, возвращаемся. В лавировку против течения далеко не уйти. Ставим лагерь. Впервые за всю неделю – тепло, солнышко к вечеру даже появилось. Ставлю закидушку на камбалу (на отливе червяков-пескожилов набрал). К утру набралось пять довольно приличных для этого района камбал. Тепло с утра, штиль. Загораем, я купаюсь. Воды пресной набрали побольше, в торфяных озерках неподалеку от берега. Зреет морошка, но есть ее еще рановато. Гагар штук пятьдесят на самом крупном озере. Гаг и гусей не видно. Орлан-белохвост летает вдоль береговой кромки. Безмятежно, комфортно, живописно. Отдыхаем пока, и ждем ветра. Фикус вот в палатке растим (левое фото).

 

19 июля. Ну, немного включили юго-восток, 1-2 балла. В 15-00 выходим. Ю-в быстро поменяли на восток, балла 2. Идти можно, хотя за счет противотечения не выходим пока на Канушинский маяк. Ну, потом попутное течиво включат, тогда начнем выходить. А пока описываем первый меандр синусоиды, медленно удаляясь от Моржовца почти строго на восток, хотя штевни направлены практически на север. Думается, течение километров 5 в час, не меньше.

Ночью течение стало попутным, и теперь нас вполне несет в нужном направлении, всю ночь, со скоростью 12 км/час. К утру 20 июля и началу очередного прилива ветер полностью стих, и около устья р. Кия дали с-з 2 балла. Тут нам уже строго на север, а за Шойной – на северо-запад. Т.е. в лавировку. За Шойной, безо всяких видимых на небе причин, при практически ясном небе – словили белый шквал с северо-востока, т.е. отжимной. Сначала – 5 баллов, потом – явные 6-7. Положение усложняется тем, что в импровизированном камбузе на горелке варится обед. Спасаем обед в термос, не пролив ни капли. Продираемся через мели к берегу в лавировку, встаем. Дальше, вплоть до мыса Канин Нос – не очень хорошо со стоянками, по крайней мере, по карте и опыту предыдущих лет. Выглядит канинский берег с моря, на последних 50 км перед Каниным, как сплошная стена. Пляжей не видно, есть небольшие реки, впадающие в море из скальных каньонов. Будем здесь стоять, пока не успокоится.

Берег около устья Камбальницы (это около 10 км к северу от пос. Шойна) – песчаный, очень похожий на тот, где мы стояли в 2010 г. Дюны, поросшие ячменем, травой и карликовыми ивами; вся растительность занесена песком. Ставим в распадке хозяйственную однослойную палатку-чум, отдыхаем, гуляем, ждем. Морошки нет, рыбы в окрестных озерах – тоже, зато полно лисьих следов, гагар и казарок. Плюс еще полузасушенные подберезовики попадаются.

В море тем временем штормит, баллов 7. До Канина Носа по прямой – 87 км. Ну, тут уже ничего не нужно огибать, и к берегу не обязательно прижиматься, если только специально поближе подойти, стоянки посмотреть. Однако, в море сейчас нечего делать, поскольку за Канин все равно сейчас не выйти, по шторму.

Простояли так до вечера, в дюнах, без изменений в погоде. Вечером замечаю на отливной полосе человека в оранжевой строительной каске и с большой пластиковой канистрой за плечами. Идет он с севера, приближаясь к нам. По виду – индеец (я так всех коренных жителей севера и северо-востока называю). Ну, здесь ненцы живут, значит, ненец.

Спрашиваю, когда подходит:

«Ты почему в каске?»

Ответ:

«Далеко иду, однако»

Поставили чай. Вещей у путника, кроме каски, канистры и топора, не было. Не было и ружья. Оказалось, он работал в районе Канина Носа с бригадой оленеводов. Когда его с бригадой должны были забрать на вертолете, то места в вертолете ему не нашлось. Ну, ему привычно тут ходить, поэтому он ни на что не жалуется. Идет четвертые сутки, но Шойна уже близко, а там у него родня; а на самом деле ему нужно в Мезень. Это еще километров 200, но его отвезут по осушкам на отливе. Есть, конечно, хочет. Сварили гречку с тушенкой, дали сигарет.

«А канистра зачем?»

«А я в нее топором стучу, как медведь близко подойдет. Залезаю на холм, и колочу обухом. Много медведей в этом году на побережье, совсем много. Три раза стучать приходилось. Ну, один совсем близко подошел, даже голову вниз и набок наклонил. Это значит, собрался броситься. Ну, тут я на холм, и обухом в канистру посильнее. Ну, и кричал громко. Ну, он ушел. А я совсем уж думал, конец мне».

Канистра ему еще помогает реки переплывать. Мелкие он переходит, но Бугряницу и Камбальницу пришлось форсировать, предварительно построив плотик из подручного материала, вот тут-то канистра и входит в состав плота, как один из элементов.

В общем, не жизнь у него тут, а сплошная романтика.

Посидели, поболтали, чаю попили. Выяснили, что к берегу почти на всем протяжении оставшихся до Канина километров подойти все же можно. И даже лодку вытащить. Есть там места, смотреть внимательнее нужно. Ну, на накате не подойти, а когда тихо – запросто. Часа через два он ушел к Шойне, а мы остались ждать нормальной погоды.

Относительно ходовую погоду дали еще почти через сутки. Я тем временем прогулялся до устья Камбальныцы, пообщался с тундрой. Лисы тут живут, а вот и следы росомахи; медвежьих не видать. Казарки, утки, гагары в озерцах, куропатки в траве, сапсаны, поморники летают, ищут себе пропитание; даже беркут обозначился вдалеке. Идет жизнь тундряная.

21 июля, около 15 часов, на с-з ветре 2 балла, выходим. Пока еще течение встречное, зато солнышко немного показалось. Идем пока на моторе, помогая ему парусами. Из устья Камбальницы выходит моторка, и подходит к нам. В лодке – местный ГИМС сидит, и спрашивает у нас пропуска. Ну, у них тут по местным правилам, пропуска имеет право проверить любой представитель официальной власти. Нам не жалко показать пропуска. Даем. Спрашивают, «а почему не под парусами». Объясняем, что «только вышли, а течение пока встречное. Дадут попутное через часок – выключим». Ишь, тут за чистоту парусного туризма борются. Ну ладно, с пропусками все у нас в порядке. «Ну, а на Канином где встанете?». Объясняю, где.

 «А уходить когда будете? А что делать будете, если волна?»

 «Что делать, что делать. Ждать, пока волна поменьше станет. Ну, простоим не два дня, а четыре или пять, когда-нибудь, да уйдем, мы никуда не торопимся». Отдых у нас.

Поболтав таким образом минут пять, разошлись. Гимсари ушли обратно в Камбальницу, мы двинулись на северо-запад. В бейдевинд, с учетом начавшегося попутного течения, идти было можно в нужном направлении, со скоростью 8-9 км/час. Ну, практически в бейдевинд, а так, раз в час приходилось короткий контргалс в море закладывать, минут на 15-20. Видим, что несмотря на высокие и часто обрывистые берега, узкая полоса гальки все же есть, а в руслах небольших рек и ручьев подойти к берегу при спокойствии в море можно гарантированно, и небольшую лодку есть куда убрать. С байдаркой или каяком – вообще легко. Однако, каменных рифов при подходе к берегу тоже хватает, тут зевать будет некогда. Ну, на обратном пути, возможно, попробуем высадиться где-нибудь.

Ветер слабеет, приходится помогать мотором. Так проходим почти до мыса, а там с ветром все нормально. Идет накат с северо-востока, с Баренцева моря. Высота гладкой волны, оставшейся после вчерашнего полушторма – метра полтора. Мотор глушим, и последние 10 км идем в несильный бейдевинд. 22 июля, 4 часа 15 минут  - проходим метрах в ста от мыса Канин Нос. Дольше планируемого мы сюда шли, на сутки примерно. Плюс задержка с выходом из-за пропусков. Похоже, что на Терский берег успеем, а вот внутреннее Беломорье, т.е. район Кемских шхер и Соловков, вряд ли успеем посетить. Ну, как выйдет, так выйдет; нет у нас обязательной программы в этом году. В 5-7 км к востоку за мысом встаем на галечно-песчаном пляже, в устье небольшого ручья.

Знакомые места. Мне они всегда нравились. Травянистая тундра, скальные черные языки, уходящие далеко в море. На каменных же рифах в километре, в двух от берега разбиваются особо крупные валы. Обилие чаек, полоса водорослей на песке; русло ручья, как это здесь водится, обильно устлано бревнами, досками, рыболовными снастями. Пасмурное небо, бесконечное море, простирающееся до горизонта, в какую сторону не посмотреть. То есть ощущение от морского берега – совсем другие, не такие, как во внутреннем Беломорье. Тут уже – Океан. Стихия!..

Все идет, как обычно. Разгружается катамаран, и выкатывается на катках повыше. Расчищается от плавника площадка под палатку и лагерь, устраивается кухонный уголок и костер, заваривается кофе. Я иду за гольцом на ближайший ручей, и через пару часов приношу десятка полтора. Рыбу пока мало ели, а голец – все-таки деликатес. Уха, немного икры, немного жаркого.

Полно оленьих следов, но оленей не видно. В море – уже волна метра два, два с половиной, отчетливо видны гребни на дальних рифах. Но ветер – не сильно холодный, и штормовым его не назвать. Просто плотный ветер с севера, и все. Жить на берегу нам он не помешает, но вот отойти от берега – запросто.

Летают разные птицы – гуси, утки, гагары, кулики всех размеров и видов, из кустов чахлого ивняка, из травы прямо из-под ног вспархивают семейства куропаток. Над всем этим надзирает беркут, иногда пытаясь кого-нибудь из перечисленных пернатых выхватить из травы когтями себе на пропитание. Получается не очень. Беркут с голодухи и безысходности зависает на несколько секунд над нашим лагерем, соотносит наши размеры со своими, делает правильные выводы и скрывается за холмом.

Отдыхаем и этот день, и весь следующий. Я иногда хожу за очередной порцией мелкого гольца, беру пробы растительности, обследую следующую, более крупную реку, впадающую в море километрах в трех к востоку от нас. Гольца в ней почему-то мало. Но берега вполне живописные, хотя подойти там к берегу существенно сложнее, чем на нашей стоянке. Пробую на прибое бросать блесну – безрезультатно, поскольку очень много водорослей пригнало ветром и волнами. Ветер уже совсем сильный, баллов 5-6, ну и прибой соответствующий. Но не холодно, 10-12 градусов, и даже солнце иногда показывается в просветах.

В общем-то, ни я, ни Павел, не пожалели, что в очередной раз посмотрели на Баренцево. Особенно Павел, который здесь ранее не был. Однако, сильно задерживаться нам не стоило, и при первой возможности следовало бы уже уходить обратно. Прошли пока только около 600 км, из запланированных 1500. Бензина у нас осталось литров 10, но возвращаться будет легче, с господствующими тут летом в основном, северными и восточными ветрами.

24 июля ветер немного ослаб. Волна, естественно, осталась. Тут есть такая особенность, на Тиманском берегу – на отливе, когда рифы начинаются показываться из воды, а прибрежный участок мелеет, волна существенно уменьшается, разбиваясь на дальних подступах. Поэтому мы собираем в середине дня лагерь, и на максимуме отлива везем на катках катамаран к морю. Там его грузим, и начинаем ждать прилива. С первой фазой прилива и уходим, довольно легко пройдя через линию прибоя. 3 часа дня.

Ветер попутный теперь, все тот же северо-восток. Сулой вполне серьезный – метра под два, хотя гребни и редки. Все, до свиданья, Баренцево, здравствуй, Белое. Идем довольно бодро, километров 10-12 в час, и пока довольно безопасно. Однако, в 30 км к югу, напротив устья безымянного для нас ручья, поймали очередной отжимной шквал с востока, опять баллов на 6-7. С трудом, на заполоснутой передней шкаторине и полуподнятом шверте идем к берегу через мели и рифы. Хорошо, что волны нет. Место для стоянки – хорошее. Да тут местные и становятся иногда. Вон, каменный якорь и шесты на берегу от них остались.

Каменистое русло прозрачной реки (ручей М. Мязгин), струящейся по тундре из скального каньона. Ну, в каньон мы завтра выйдем прогуляться, а пока – лагерь. В море сейчас делать нечего, вон, пену уже понесло. Короткий переход получился, увы. Ну, как есть. Мы никуда не торопимся.

25 и 26 июля. Дует, баллов 5, не меньше, с севера. Волна в море приличная. Казалось бы, идти можно, но не хочется. И место симпатичное.

Иду в сопки по руслу реки. В реке гольца не оказалось, хотя и мог бы вполне тут жить. Ивняк по берегам довольно высокий растет, продираться через него удается с трудом. На входе в каньон белеет неопознанный объект, издали похожий на палатку. Подхожу ближе – округлый валун, диаметр метра два, совершенно белый. Нет, не соль, а больше всего похоже на природный гипс. Рядом нет ничего похожего: скалы, как скалы, кусты, как кусты, валуны, как валуны, трава, как трава. Следы оленьи, тропы, а птиц чего-то мало совсем. Канюк только вот летает и канючит по своему обыкновению, да несколько совсем мелких неидентифицированных птичек из-под ног иногда выпорхнет. Зайцев, леммингов тоже нет. Каньон – весьма радует и глаз, и ноги; такой занятный, с водопадиками каскадными, с прозрачными озерками, а высота стен – метров 15-20. Не очень длинный каньон, метров на 400-500, а выше его – обычная холмистая тундра, усеянная цветами и цветным же разнотравьем. Брожу по сопкам, бросаю наживку в озерки, фотографирую. Есть, что фотографировать.

Ветер начал стихать только через сутки. Утром 27 июля (5 утра) – выход. С-в 1-2 балла, комфортно идем до Шойны, ну а там заходим в поселок. Сухари, немного сигарет, немного спиртного, уходим. Поселок – весь песком занесен. Жители откапывают свои дома лопатами, как зимой после метели. Тяжелое зрелище. Трудно тут живется. Увы. Но видно – стараются, вон, вдоль центральной улицы и фонари поставили, и стенды с объявлениями. В 7 вечера уходим, и идем в ночь. Постепенно раздувает, и немного не дойдя до Чижи, на Канушином берегу встаем. Нам не стоит уже идти вдоль восточного берега, пора пересекаться на западный – Терский, к устью р. Поной. А в море – 5-6 баллов, а до Терского – километров 120 по прямой. В общем, тамошние берега мы пока себе не слишком представляем, а волне есть, где разгуляться, более чем. 5 баллов дует, не меньше, с северо-востока. Заказываем прогноз, и становимся пока лагерем. 28 июля, 7 утра.

…Высокие (метров 30) глиняные обрывы, стологмиты и грибки из глины, расселины, все в промоинах и трещинах, как кожа неведомого гигантского животного, на песке и гальке обработанные волнами глиняные катушки и валуны разного размера. Пещеры-промоины на границе песка и глины… очень живописно и необычно. Ветер – с востока, то есть отжимной, и под защитой глиняной стены нас не сдувает. Однако, прилив подходит высоковато; придется подежурить. Ну, в случае чего, лодку можно утащить повыше, через традиционное сборище плавника, в русло впадающего ручья.

Стоять здесь пришлось нам долго.  Почти трое суток. Все эти дни все без исключения прогностические сайты давали нам хорошую погоду – солнечно и тепло, градусов 17-18, юго-восточный ветер. Все сбывалось, кроме силы ветра. Нам было обещано 4-6 м/с, а дуло 12-15, не меньше. Первые гребни начинались метрах в 30-50 от береговой линии, хотя ее защищала тридцатиметровая стена. Дальше, метрах в 500 от берега, начиналась сплошная пена.

Мы разбили небольшой лагерь. Время текло неторопливо и приятно. Можно было загорать на солнышке и купаться, а также греть на солнце и костре пресную воду из ручья, бриться и мыться в чуме, или просто под защитой глиняной стены, в одной из расселин. На приливе приходили белухи, большое стадо, особей на 30, и подолгу плескались метрах в 30-50 от кромки. На отливе пришло оленье семейство, и разлеглось неподалеку от лагеря, на песке. Летали канюки и сапсаны, бабочки и стрекозы. Время от времени зазевавшееся насекомое срывало ветром с облюбованного валуна, и уносило в сторону Терского. Каждый новый прилив поднимался все выше и выше, и каждый раз катамаран приходилось на пару-тройку метров передвигать подальше от волн. Параллельно с праздным времяпрепровождением, удалось зарядить все возможные приборы – фотоаппараты, спутниковый телефон, планшет с навигацией, а также выносные аккумуляторы от двух солнечных батарей. В общем, этого можно было и не делать (хватало у нас электричества), но другое занятие найти было трудно. Одним словом, дневка на Канушином берегу, и ожидание у моря погоды.

Я сходил на прогулку в тундру, к маяку и бывшему поселку. Там все лежало в руинах, и уже давно. Не совсем уцелел и маяк, хотя в 2010 г. выглядел с моря вполне. Он стоял еще, на бетонных блоках-фундаменте; но оползень наклонил его к морю градусов на 30 от вертикали. В общем, местная Пизанская башня. Экскурсия не была особо познавательна или интересна; идти частенько приходилось через густые заросли ивняка. Былые тропинки к этому времени тоже поросли травой и тем же ивняком, и находились с трудом. Опять не встретилось ни грибов, ни ягод.

…Однако, на третий день прилив выдался еще более высоким. Море недвусмысленно дало нам понять, что терпеть наше безделье более не намерено. Собрали лагерь, сразу поставили штормовой грот. И хотя в море резвились все те же 6 баллов юго-востока, вечером 30 июля (часов в 20), мы вышли для смены стоянки. Прогноз обещал те же самые ю-в 4-6 м/с, а через день (на 1 августа) – уже с-с-з, и 2-4. Решили зайти в Чижский залив, и встать где-нибудь там. А может, и на Чижской косе, это совсем рядом, километрах в 10, не больше.

Эти километры пролетели быстро, даже и на одном штормовом гроте. Тут нужно заметить, что мы не боялись выходить в такую погоду. Волны под берегом не было, удаляться мы не собирались. Унести нас (сильным отжимным ветром) в море вряд ли могло, поскольку даже на штормовом 4-метровом парусе-клочке груженый «Негордый» идет в бейдевинд до 55 градусов, а если еще и со стакселем, то уверенно проходит оверштаг.

 Сделалось пасмурно, погода явно собралась меняться. Началась коса. В серых сумерках на основании косы обнаружились несколько мужских силуэтов, не похожих на местных (одежда была яркая, т.е. явно туристическая). Фигуры призывно замахали руками. Возможно, здесь найдется табак, подумалось нам (наш кончился, как и алкоголь, и мы в настоящий момент в очередной раз успешно боролись с вредными привычками). А мне еще подумалось, что это А. Литвинов. Я от дежурного в Архангельском ПУ знал, что его пропуска готовы, и ожидают его; ну а куда в Архангельске можно заказать пропуска, кроме Канина?

Ну да, Литвинов. А катамаран его виднеется метрах в 400 (точнее, мачта от катамарана), с внутренней стороны узкой косы. Ребята помогли нам вздернуть катамаран на пологий берег. «В этих местах будешь рад и Литвинову», - подумалось мне. То же самое, но уже про Ракитина, подумалось и Андрею. И, несмотря на некоторые существующие между нами разногласия по идеологическим основам разборно-надувных походов, время от времени находящие отражение в соответствующих дискуссиях на «под гиком», с одновременным возгласом «Ракитин!...» «Литвинов!...», мы обнялись. 

Все четверо из экипажа «Мурмана» оказались не только некурящими, но вдобавок еще и непьющими. Поэтому ограничились чайно-кофейной церемонией под шоколадки и печенюжки. Андрей рассказал, что и его прогностические системы, включая «грибы», все эти три дня тоже косячат, точно так же обещая 4-6 м/с, взамен имеющихся 15. Идет он на Песцовую, тоже отдохнуть и погулять внутри полуострова.

 

Питерский катамаран «Мурман» с полуоткрытой небольшой рубкой (меньше нашей) был несколько меньших размерений, чем наш, но имел поплавки гораздо большего диаметра (и объема), по сравнению с нашим. Запас топлива ребята возили с собой литров под 200, и рассчитывали, в основном, на перемещение под мотором. И без того довольно тяжелый в загруженном состоянии, катамаран имел фанерную палубу, что облегчало экипажу, без сомнения, длительное нахождение на борту. Однако, вес «нетто» «Мурмана» составлял килограммов 300, а уж в полностью загруженным – боюсь даже фантазировать. В общем, вчетвером даже полуразгруженный, его было на берег трудно вытащить силами экипажа. В отличие от «Негордого», который в настоящий момент весил (вместе со всем скарбом и остатками топлива) килограммов 190-195. Ну, если что я и напутал в описании лодки и снаряжения Андрея, он меня поправит. 

Делать было здесь особо нечего, только ждать. Опять плескались на приливе белухи, но олени уже не приходили. Во второй половине 31 июля вроде ветер начал поворачивать от востока к югу, и даже слабеть, собравшись, наконец, функционировать в соответствии с прогнозами. Ребята с «Мурмана» стояли здесь долго, и уже успели обрасти основательным лагерем, и выйти им теперь – дело не скорое; ну а нам – легко; лишь бы ветер не усиливался, а лучше бы еще ослаб. Ну, уже, по виду моря – 3-4 балла, можно стартовать. Вышли, мгновенно собрав лагерь, на штормовом для начала гроте; там посмотрим, ведь, возможно, еще придется возвращаться. 5 часов вечера; ночи пока еще относительно светлые. Сегодня (или завтра утром), если повезет, пересечем в обратном направлении Полярный круг, или немного до него не дойдем – смотря где встанем на Терском.

Помахали на прощанье рукой «мурманавтам»; берег быстро удалялся. Ветер не оказался чрезмерным; для начала распустили стаксель, а спустя пол-часа, и полный основной грот поставили. Ход вполне приличный, километров 12-14/час, бакштаг; вроде как, к ночи еще должно подстихнуть. Так и получилось – всю ночь ветер был не сильнее 3 баллов, хотя к утру уже, под Терским уже берегом подуло снова 4 балла. Попеременно меняясь на руле, к восходу мы уже оставили позади по левому борту еле видный Моржовец, пройдя к северу от него на расстоянии километров 15-20. До Терского оставалось совсем немного, километров 40-45. Двигались мы чуть к северу от о. Данилов, и чуть южнее устья Поноя. Здесь как раз (по устью Поноя) заканчивается погранзона на Кольском полуострове.

Светало. Хотя и ночью, несмотря на пасмурное небо, темноты не наступило. Вдоль Терского шел спокойный равномерный накат, метра полтора, может, даже и меньше. Вот уже и Терский показался. Теперь следовало найти местечко для кратковременного передыха, познакомиться с рельефом и некоторыми особенностями каменистого берега воочию, а не по описаниям. Для высадки предварительно (еще в Москве) была намечена бухта за Даниловым, в устье р. Даниловой. Ветер сейчас 3 балла, направление уже – с-с-з.

Раннее утро 1 августа. Свой очередной день рожденья я встречаю в море, на борту «Негордого». Лучший подарок. Заходим в бухту перед устьем Даниловой, идем острым бейдевиндом вглубь, сейчас идет прилив, а бухта каменистая, и, похоже, глубокая. Много чаек и нырковых уток, а также тУпиков; все это время от времени ныряет и выныривает, и я не сразу в этом месиве птичьих всплесков различаю всплески рыбьи. Ну да, так и есть, хищник кого-то гоняет.

Заходим вплотную к устью, и неподалеку, на галечной осыпи становимся. Паша остается готовить завтрак, а я хватаюсь за спиннинг. Походив час по начавшейся заливаться гальке с блесной, возвращаюсь слегка удовлетворенным – 6 небольших кумж, от 300 г. до полутора килограммов. На пару дней вполне хватит.

Вода прибывает, и через пару-тройку часов мы идем дальше. Ветер продолжает скисать, и около о. Сосновец становится уже не больше 1 балла. Стремительно ползет туман, плюс начинается отлив, т.е. встречное течение. Немного не доходя до д. Сосновки и одноименной реки, полавировав на мелях, подходим к берегу. Нормальный переход, за сутки километров 170-180, можно уже и встать. Хорошее место – песчаная полоса между двумя скальными языками. Сосновка рядом, за соседним мысом.

Заваленные морскими водорослями берега, прозрачная вода, мидии, гребешки, высокий берег, небольшие холмы, поросшие довольно высокой травой. Живописное место, удобная стоянка. Пресной воды у нас пока хватает, а дрова на берегу есть в достаточном количестве. Уха из кумжи, лагерь, сон.

На следующее утро погода кардинально не изменилась. Тот же слабый север, легкая морось; уходим с приливом, часов в 11 утра. Идем в Сосновку, в основном, за сигаретами. Довольно большая деревня, стоят несколько ветряков-электростанций, однако дизель никто не отменял. Из общения с местными узнаем, что сейчас работает только один ветряк, а его на деревню не хватает. Совсем недавно (вчера) деревня отмечала свой день, о чем свидетельствует плакат на доске около сельского клуба. Магазин закрыт, но несколько пачек сигарет местные нам продают. Выходим в 14-30, пока не начался основной отлив – в отлив, говорят местные, можно и не выйти, особенно приезжим. Встаем в 20 км к северу от Сосновки, по причине совсем слабого ветра и противотечения. Да, по пути встретили парусно-моторный катамаран с деревянной рамой, который шел встречным нам курсом. Ну, поприветствовали друг друга по морскому обычаю, дистанционно.

Стоянка в устье ручья, впадающего в Б. Бабью губу, затянулась на почти сутки. Ветер был слабый совсем, плюс все следующий утро моросил дождь. Мы устроились в небольшой промысловой избушке. Ландшафт и растительность были совсем другие, не такие как на Карельском или Зимнем берегу. Появились деревья – березы, настоящие ивы, можжевельник; они были не слишком высокими, но стволы около земли – сантиметров 20-30 в диаметре, у самых рослых. Деревья эти закручивались винтом, и несмотря на толстый ствол и мощные корни, не особенно стремились вырасти – так, не выше метров 3-4. Издалека они выглядели как зеленые шары на толстой ножке.

Залив был мелкий, в нем не было признаков такого буйства птичьей и рыбьей жизни, каковое встретилось нам в Даниловой. Блесну я, конечно. побросал, и даже прогулялся вверх по ручью километров на 5. Рыбы не было. Ну да ничего, еще даниловскую кумжу не доели. Плюс, место оказалось грибное, и мы сготовили кастрюлю маринованных отборных крепких подосиновиков.

К 12 дня дождь начал стихать. Слабый ветер (уже западный) 2 балла позволял идти одним галсом на северо-запад. Мористее и впереди нас, километрах в 8-10, видим парус. Через некоторое время мы его догнали. Посредством фотографирования и последующего увеличения фото удалось установить примерный тип – четвертьтонник, бермудское ПВ 7/8, вроде трое участников. Идет параллельным нам курсом, но медленнее. Еще через пару часов яхта была уже далеко у нас за кормой.

Однако, уже 3 августа, а мы пока еще на Терском. В принципе, времени, чтобы прийти в Архангельск 7-8 августа, у нас еще оставалось, но не с излишним запасом. Хорошо еще, что бензина после Сосновки у нас стало литров 18 (удалось залить литров 10 у сердобольных сосновчан). Однако, мотор пока не заводили, поскольку хоть небыстро, а идти под парусом было можно. Хотелось, конечно, пройти вдоль Терского побольше, но уже пора было думать о начале перемещения в сторону Архангельска.

Кончился день, мы продолжили идти вахтами. На рассвете ветер выключили, и мы зашли у устье р. Каменка, передохнуть. Ну а я, естественно, рассчитывал применить свой «блесномет» в очередной каменистой реке.

Река соответствовала своему названию. Берега бухты ближе к устью действительно состояли из гладкого красного камня. Местами камень имел форму гладких языков или брустверов, местами лежали бесформенные валуны. Выбрав узкую песчаную полосу, мы встали. Паша остался досыпать в рубке, я взял спиннинг и отправился к первому порогу.

Ближайшая поляна оказалась явно посещаема. На ней стоял «уазик», в машине никого не было. Зато вокруг были и кострища, и следы от недавних шашлыков. В общем, деревня километрах в 3, а это, похоже, одно из излюбленных мест для посиделок.

Около самого катамарана на песке тут же обнаружился свежий медвежий след, даже вода не успела выступить. Видно, косолапый увидел нас и ушел. Вот так, такое сообщество людей и диких зверей тут обретается, никто никого сильно не смущает. Однако, интересно, что привело топтыгина на берег реки, уж не конкурент ли он мой по части рыбалки? Сейчас выясним.

Под нижним порогом довольно интенсивно булькал какой-то лосось, причем в приличном количестве. По всплескам и спинам – килограмма 2-3, некоторые крупнее. Вроде бы крупноват для горбуши, хотя отдельные спины сильно на нее походили. Посмотрим.

Первые пол-часа ничего не происходило. Поклевок не было, хотя я раз за разом опускал блесну в самую гущу всплесков. Я менял блесны, бросал и вдоль берега, и на стремнину – безрезультатно.

Переместился повыше, к самому порогу, где было поглубже, но всплески были реже. Тут-то все и началось. Поклевки следовали одна за другой, леска металась вправо-влево с жуткой скоростью. Однако, первые несколько рыб сошли. Видимо, рыба не брала блесну, а просто стучала по ней и отгоняла ее всеми частями тела. Скоро эта догадка подтвердилась.

Первая горбуша (а это была именно она) зацепилась лбом, вторая – спинным плавником, третья – опять лбом, четвертая – вообще хвостом. Ну, хватит уже, поскольку каждая из пойманных не меньше 2 килограммов.

Возвращаюсь к катамарану. Пора двигаться дальше – вовсю идет прилив, вроде и ветер появился.

К середине дня, двигаясь с 2-бальным западным ветром в галфинд, пришли к д. Тетрино. До Кузомени нам оставалось километров 45. От Кузомени мы вроде как наметили пересечение на Жижгин.

Магазин в Тетрино был, в нем, естественно, ничего, кроме сахара (у нас как раз начал кончаться), пива и хлеба, консервов и ограниченного выбора круп, не было. Пива нам не хотелось, а вот хлеб и сахар купили. Местные также продали нам две пачки сигарет. Ну, небольшой праздник на борту.

…Тоже стоят ветряки, лежат на песке и стоят у берега на якоре местные деревянные лодки. Несколько грузовиков около особо крупных домов, есть и молодежь (вот не знаю только, приехала на лето, или живет здесь). Стоит свежая часовня немаленьких размеров (явный новодел, крытый сайдингом). Ветряки не крутятся (хотя выглядят рабочими), дизель стучит. По берегу гуляют табуны белесых лошадок. Ну, лошадок-то мы давно приметили, на берегах, еще километрах в 10 от Тетрино, все голову себе ломали – кто такое?..

…Как и многие поселения русского Севера, деревня понесла ощутимые потери в Великой Отечественной. Вряд ли когда население деревни превышало 200 жителей; однако, на мемориальной доске – около 30 фамилий не вернувшихся…

Все, отлив; а причалили мы не в самом удобном месте. Пора уходить.

Пока идем еще к северу, в сторону Кузомени, а в 20 км есть еще д. Чаваньга на одноименной реке. Идем час, полтора; ветер вроде несильный и запад-северо-запад; можно было бы уйти в сторону Онежского полуострова. Уже 4 августа, момент не стоит упускать. Задуть-то может в любой момент, хотя штормов вроде уже случилось для этого сезона непристойно много. Пора бы и тишине постоять. Тут еще, как недавно выяснилось, не был взят лист с координатами точек на этот район – распечатанная картография и картинки в планшете есть, а точных координат нету. Для начала запрашиваю прогноз. Спустя пол-часа получаю – 4-5 м/с, ну, примерно, как сейчас, и направление – с-з, то есть, тоже, как сейчас. Если продержится, то часов за 10-12 мы придем к Жижгину, навскидку тут километров 120. Сейчас, слажу в планшет с навигацией, запущу старую добрую ОЗИшку, посмотрю координаты, курсы и расстояния. Пока лазил и забивал точки, пока заносил вручную в навигатор координаты – ощутимо продвинулись. До Терского уже километров 20, а до Жижгина – 107. Ну, нормально, идти можно.

…Вечер прошел без приключений. Отоспавшийся за предыдущие ночь и утро Паша сидел на руле, я возился с навигацией или просто дрых в рубке. В этом году, в отличие от прошлого, на борту было намного теплее – не холоднее плюс семи (в одну из ночей), поэтому в рубке сейчас было и сухо, и комфортно. Спалось великолепно, после практически бессонной предыдущей ночи. Время от времени я просыпался, и слушал шуршание воды за бортом; судя по поведению лодки, плеску волн, лодка шла примерно в нужную сторону, а в море и на борту все было в порядке. Иногда проверял курс; Паша с помощью навигатора двигался верной дорогою. Потом засыпал опять. Ощутимой волны не было, и «Негордый» уверенно делал свои штатные 10-12 км/час.

Ближе к Жижгину (километрах в 40 от него) я выполз на палубу. Начало темнеть – все-таки август, и мы уже южнее Полярного круга. Вот уже стал виден проблеск маяка на Жижгине; теперь можно взять южнее. Появилась полная луна, и долго сопровождала нас своими блестками; Онежский стремительно приближался. Вот мы уже идем вдоль берега, а из-за леса собралось показаться солнышко. 3 утра, 5 августа. Подходим к берегу на небольшой отдых. До Архангельска всего километров 160-180. Остался морской участок вдоль побережья Онежского, а там, за Северодвинском - уже Никольский рукав Северной Двины. Почти что пришли.

Часа три отдыхаем, завтракаем икрой и ухой, пьем кофе. Спим потом часа полтора. Тепло, солнышко начало пригревать. Все, прилив: можно идти дальше. Проходим вдоль высоких лесистых берегов Онежского до д. Лопшеньга. Заходим в залив, подходим к берегу. Очень живописная бухта, и так же живописно расположено старое поморское село. В магазине нам нужно немного алкоголя, сигарет и прочих вкусных благ цивилизации под окончание плавания; времени большого прогулка не занимает. Застаю около катамарана стайку детишек, вместе с учительницей, похоже, хотя учебный год еще не начался. А может, это была мать одного из учеников. Детишки лазают по катамарану, фотографируются на свои смартфоны. В общем, вежливые и приятные детишки. Как и все встреченные нами жители Лопшеньги. Небольшой рассказ о плавании и катамаране, и мы – снова в море. Немного начинаем отмечать завершающий этап нашего похода, пока – очень осторожно, поскольку начинает раздувать с северо-запада. Нагон здесь приличный, сотни полторы километров, поэтому волна довольно быстро увеличивается до полутора, а потом и до двух метров. Ветер – 4-5 баллов, скорее даже, 4, чем пять; однако гребни уже пошли. Волна пока относительно пологая, поэтому даже не рифимся, а просто внимательно относимся к рулежке. «Негордый» разгоняется километров до 20 в час, на отдельных волнах, однако, средняя скорость не выше 14-15. Еще утром мы фантазировали, что можно было бы постоять денек в понравившемся месте неподалеку от Лопшеньги; однако симпатичные места довольно скоро закончились, и начался не слишком симпатичный крутой темный берег. Ну что же, пойдем сразу в Никольский рукав; к ночи должны успеть войти в него.

Так и получилось. Без приключений прошли Северодвинск, пора теперь было поискать вход в рукав. Сумерки; видимость не очень; довольно много разных кораблей стоит то тут, то там на якоре, а входных бакенов не видать что-то. Идем пока на давно запланированную точку (самый мористый остров на входе в Никольский). Отлив, похоже, начинается, а нам пора бы уже найти фарватер. Огней обстановки по-прежнему не видать (или они сливаются с огнями стоящих на якоре кораблей, и по цвету, и по интенсивности), а искомый мыс острова уже в километре. Наугад берем правее, поскольку ясно уже, что фарватер мы давно проскочили. Тут начинаются мели и осушки; преодолев штук пять из них, все же встали; а вода продолжает убывать. Вытащили катамаран повыше, от минут через 15 после этого оказался на песке полностью. Песка этого не было и в помине, когда мы сюда пришли. Ну, значит, навигатор на якорную тревогу, а нам пора бы по сто грамм и в люлю, т.е. в рубку. Прильет только часов через пять. Полночь, темень, спим на осушке.

Рассвело. В 5-30 слезли с мели. Ну да, входные бакены стоят правее в километре, в полутора, почему-то их вчера не видели. Ничего страшного, теперь мы уже точно никуда не торопимся. Топлива навалом (все 18 литров), километров – около 50, со всеми поворотами и фортелями. Провелись до глубокого места. Ветер – южный, балла два. То под парусом идем, то под мотором, поскольку в узостях совсем не дует. Любуемся берегами. И нравится нам Никольский рукав больше Корабельного – и живописней, и пристать есть куда, и движение меньше. На подходе к Соломбале попробовали спрямить – там по карте есть узкая протока, сокращающая путь километров на 5-6. В глубине этих извилистых и очень красивых проток обнаружились линии электропередач. Одну мы прошли около берега, но вот высота второй оказалась существенно меньше высоты нашей мачты. Мачту снимать не захотелось (место было болотистое и кустистое), поэтому пришлось повернуть обратно. Потеряли на этой экскурсии часа полтора, зато приобрели утопленный кем-то спиннинг с катушкой, за который зацепился руль.

Штиль, практически полный. Гладь; любуемся Архангельском с борта катамарана. Вон он, вход в гавань Соломбалы; на акватории парусного центра тихонько ползают «Лучи» и «Оптимисты», видимо, дневная тренировка.

По штилю на моторе пересекаем Северную Двину и подходим к бетонной стенке знакомой площадки. Точнее, не к стенке, а к понтонному причалу. Отзваниваюсь директору центра, спрашиваю разрешения, получаю его (ну, о возможном антистапеле было оговорено еще при прощании в июле). Заодно звоню в МКК, что все в порядке, маршрут пройден. 6 августа, полдень. Последний переход (12-00 3 августа – 12-00 6 августа, от устья р. Большая Бабья до Архангелска через Чаваньгу и Жижгин) получился самым продолжительным и протяженным – около 3 суток с несколькими короткими остановками, 430-450 километров. Весь поход занял менее 23 дней, из которых ходовых было 14. По курсу пройдено около 1450 км, из них моторных – километров 350, остальные километры – парусные. Топливо потрачено 45 литров (весь бензин, взятый в Сосновке, отдали в Архангельске). Все основные цели плавания выполнены, включая сбор образцов растительности и измерения концентрации аэрозолей.

…Послезавтра, оказывается, финиширует возродившаяся в этом году Соловецкая регата для крейсерских яхт. Нас приглашают принять участие в закрытии; мы ничего не обещаем, поскольку намерены сдать свой пароход в перевозку завтра, т.е. последний нормальный рабочий день недели; говорим, в общем, «попробуем, но как пойдет». Попутно проговариваем с организаторами возможность участия (пусть и вне конкурса) парусных надувных катамаранов в подобной регате в будущем; получаем принципиальное «добро», а также «добро» на организацию в этой акватории возможной собственной регаты, в сроки Соловецкой.

…Быстро разобрались и упаковались. Так же легко опять нашлось место в гостинице, и взялись билеты на поезд. Вовремя пришла машина из транспортной компании, и забрала наше снаряжение прямо с площадки. Попрощавшись с гостеприимными архангельскими яхтсменами и, к сожалению, не поприсутствовав на закрытии регаты, 7 августа мы с маленькими рюкзачками сели на поезд. До свидания, моря, до свидания, Архангельск! Думается, мы с вами еще увидимся.

Ну а тебе, мой читатель и собрат по разуму – до встречи на маршруте!

 

График движения, стоянки

 

Дата/день

Время/

Координаты выхода

Время, ч-м/

Коорд. стоянки, N/E

Переход,

ход. час, расст., км

Ветер (баллы/

направление)

Выс. волны,м

Т возд °С,

осадки

Погодные явления

Примечание

13.07/.

1

19-00/

64°34,083′/40°31,517′

21-15/

64°38,50′/40°26,52′

2

12

2-3/с-с-з

0,3

12

Морось

Пасмурно

 

14.07/

2

12-30/

64°38,50′/40°26,52′

19-00/

6509,78'/4000,95'

6,5

63

0-2 б/ с-с-з

0,2

14

Морось

Пасмурно.

 

Стоянка в устье р. Куйца

15-16.07/

3-4

20-00/

6509,78'/4000,95'

16.07, 19-30/

66°09,25′/41°35,25′

23,5

162

0-1 б/ ю-ю-в

0,1

12-14

Без осадков

Пасмурно, перем. облачность

Стоянка в устье р. Мегра

17-18.07/

5-6

11-00/

66°09,25′/41°35,25′

18.07, 5-00/

6640,760'/4240,810'

15

85

 

2-5 б/с-з,

потом штиль

До 1,0

12-14

б/о

Пасмурно.

Усил. ветра от 2 до 5 б. Ночью - штиль

Стоянка о. Моржовец. Вынужд.  остановка 3 ч. в устье р. Майда

19-20.07/

7-8

15-00/

6640,760'/4240,810'

20.07, 10-30/

6756,67'/4410,153'

19,5

162

2-3 б/в

0,5

12-18

б/о

Утро - ясно, день, вечер - пасмурно

Вынужд. стоянка, р. Камбальница («белый шквал» в-с-в, 6-7 б)

21-22.07/

9-10

15-00/ 6756,67'/4410,153'

21.07, 5-00/

6840,022'/4322,828'

14

95

1-2 б/ с-з

До 1,5

12-14

б/о

Переменная облачность

Стоянка, 7 км к западу от м. Канин Нос

22-23.07/

10-11

 

6840,022'/4322,828'

0

3-5 б/ с-с-в

До 2,5

13-14

б/о

Переменная облачность

Запланированная дневка

24.07/

12

15-00/

6840,022'/4322,828'

19-00/

6827,652'/4346,054'

4

36

2-3 б/ с-в

До 2,0

12

б/о

Пасмурно

Вын. стоянка «белый шквал» 7 б, с-в

25-26.07/

13-14

 

6827,652'/4346,054'

0

5-7 б/в-с-в

Не знаю

12

б/о

Пасмурно

Вын. дневка по шторму 6-7 б

27.07/

15

5-00/

6827,652'/4346,054'

28.07, 3-00/

6712,850'/4346,512'

 

18

150

 

2-4 б/ в-с-в

0,5

14

б/о

Пасмурно

Заход п. Шойна (4 ч).

Вын. стоянка (ветер до 5-6 б, в-ю-в).

27-29.07/

15-17

 

6712,850'/4346,512'

 

0

6-7 б, в-ю-в

Не знаю

15-18

б/о

Солнечно

Вынужденная дневка по шторму

30.07/

18

20-30/

6712,850'/4346,512'

22-30/

67°09,083′/43°53,95′

2

10

5-6 б, в

0,5

14

б/о

Пасмурно

Смена стоянки.

Чижская коса

31.07-1.08/

19,20

17-00/

67°09,083′/43°53,95′

1.08, 20-00/

66°30,467'/40°36,80'

22

175

3-4 б, в-с-в,

Вечер – 1 б

 

1,2

12

б/о

Пасмурно, вечером - туман

Остановка на 5 ч. р. Даниловка. Стоянка

р-н с. Сосновка

2.08/

21

 

11-00/

66°30,467'/40°36,80'

18-00/

66°23,48′/40°18,405′

 

4

27

1-2 б, с

0,1

10

Пасмурно, морось

Заход с. Сосновка, 3 ч.

Стоянка Б. Ьабья губа

3-6.08/

22-25

6.08, 12-00/

66°23,48′/40°18,405′

 

6.08,12-00/

64°34,083′/40°31,517′

 

53

435

1-4 б, с-з

До 1,5

10-14

Переменная облачность

Остановки: р. Каменка – 5 ч, д. Тетрино – 3 ч, п-ов Онежский – 4 ч, с. Лопшеньга – 2 ч, осушка (Никольский рукав – 5 ч.

 

 

Фото, видео - 2015 год:

Клип "Канушин берег"(5’)

Фильм «Внешнее Беломорье»(15’20’’)

Фото:  "Архангельск-Канин"

"Канин-Терский берег-Архангельск"

 

 

Основные плавания последних лет (отчеты)

2009 Медвежьегорск-Питкяранта

2010 Кулой-Куя-Архангельск

2011 Архангельск-о.Вайгач-Беломорск

2012 Красноярск-Лабытнанги

2013 Киренга –почти Якутск

2014 Якутск-Дудинка

«Негордый»на ютубе (клипы, фильмы и песни)

http://www.youtube.com/user/VadimVRan