ПОХОДНЫЙ МАРШ 

Все, о чем ты мечтал - точно сбудется,

День придет - и, поверь, все устроится.

Все плохое почти позабудется,

Все хорошее тут же утроится.

Небеса непогодой заверчены,

Грот зарифлен, швартовые отданы.

Этот  шторм - он закончится к вечеру,

Что ж, вперед, господа, кушать подано.

 

Нас дождутся друзья и любимые,

Дом, начальство, все прочие опции.

Но пока мы здесь, ветром гонимые,

И читаем лишь карты да лоции.

Нам готовили долго и тщательно

Ветро-скально-сулойный наш подиум.

Решено все за нас - замечательно,-

Грот зарифлен, швартовые отданы.

 

И почти на краю мироздания

Без восторга и без сожаления,

Вдруг блеснет - так бывало и ранее -

Луч надежды над бездной сомнения.

Небеса непогодой заверчены,

Где ты счастье? - Да здесь же, я - вот оно:

Все свершится, что было намечено,

Грот зарифлен, швартовые отданы!

(сентябрь 2010 г.) 

 

 

ДО ДУ ДЫ

Север - ближе, ближе.

Дом - все дальше, дальше.

До ду ды Париж и

Сан-Франциско даже.

Мы идем на север,

Как Шер-хан с Табаки,

Пока нас не съели

Рыжие собаки.

Что-то под Москвою

Этим летом душно...

Быстрою рекою

Нам к морю выйти нужно.

В море на рассвете

Выйдем, мы сумели

разорвать все сети,

Миновать все мели.

До ду ды нам юг твой,

Мы на север едем.

Там в тени под клюквой

кофе пьют медведи.

В том далеком крае

Под льдистою звездою

Туземцы угощают

Огненной водою.

Приходите, люди,

Здесь вас ждет награда:

До ду ды все будет,

А вам того и надо.

Сей продукт старинный

Приготовлен вот как:

Выросший на льдине

Мухомор да водка.

Действует отменно -

Море вам как лужа,

Пусть не по колено -

Ненамного глубже.

Нам в море нужно тоже -

Вот она, отрада:

До ду ды! Так что же,

Нам того и надо.

Нас поджали сроки -

До ду ды - и ясно,

Что, хоть неглубоко,

Зато - безопасно.

...Потрясем мы клюкву,

Наберем водичку.

Привезем на юг свой

Всю свою добычу.

Жить начнем обычно

В городском бедламе

И внимать привычно

Уличной рекламе...

Здесь - ни льдин, ни вьюги,

Ни вздохнуть, ни охнуть...

Не дадим же, други,

Мы себе засохнуть!

Будет всем знакомым

Веселее, если

Прямо под балконом

Клюкву мы развесим...

И в тихие проулки

на зависть всем соседям

Утром на прогулку

Выведем медведя!..

Будем, хоть нечасто,

Кофе пить с медведем...

ведь не зря сейчас-то

Мы на север едем...

 

...Это все - затрава,

Это все - цветочки.

Вот трофей наш главный-

До ду ды - и точка!

К примеру, окружили

Вас личные дилеммы -

«До ду ды» скажите,

Вот и нет проблемы!

Если вдруг по службе

Нет вам продвиженья,

До ду ды взять нужно

На вооруженье.

Муза у поэта

в скверном настроеньи -

До ду ды нам это

Чудное виденье!..

Пусть побъет посуду,

Пусть уйдет к другому, -

До ду ды! - и будет

Только тише дома.

Вас проверки душат,

а в кассе - недостача, -

До ду ды! - и тут же

Будет вам удача.

Жизнь - как джунглей чаща.

Чтоб не заблудиться,

Додудыкай чаще,

В чаще - пригодится.

"До ду дыыы?..", - "Друг, где ты?"

"Дооо!..", - друг отзовется.

Даже с края света

К вам ответ вернется.

На душе тревожно

За окошком - сырость.

Да, дудой, похоже,

Шамбала накрылась.

Мы лежим бесстрашно

На родном диване -

До ду ды на страже

Драйва и нирваны!

Пусть все в мире сложно,

Но тщетно враг ярится:

До ду ды надежно

Стережет границы!..

 

...Вновь наступит лето,

С ним - жара и жажда.

"До ду ды нам это", -

Скажем мы однажды.

И, послав работу,

(Кофе хлоп с медведем)

"До ду ды все что-то", -

Скажем - и уедем!

...На ночь мы расскажем

Эту сказку детям...

Ведь сейчас не зря же

Мы на север едем!..

(сентябрь 2010 г.)

 

К ВОПРОСУ ВЫБОРА ТОЧКИ БИФУРКАЦИИ

(ВОЗВРАТА/НЕВОЗВРАТА)

или некоторые психологические аспекты и особенности

проведения в жизнь принципа единоначалия

в парусном туристическом походе.

Ветер сильно дул

(третьи сутки дул)

Нагонял беду

(шло бы все в дуду)

Вдруг сказал старпом:

"Канин Нос мне влом,

Дальше не пойду,

в море не пойду.

Выбери меня

на исходе дня,

Обними жену,

напои коня,

здесь среди пучин

как-нибудь один

Буду сам себе я господин,

Высади меня

на закате дня

Вон на тот утес,

тот, что мхом оброс,

Там найду ладью,

вам скажу "адью".

Сам себе старпом,

штурман и матрос.

Пофиг Канин нос!

Кэп это все послушал,

Зевнул, пивка откушал,

Курнул, еду не скушал

А после произнес:

"Старпома настроенья

достойны сожаленья,

а может, умиленья,

И, в чем-то, восхищенья

и даже всепрощенья,

почти что восхваленья),

он жаждет просвещенья

и как бы просветленья

(если дальше рифмовать,

поломается кровать,

а кто хочет продолженья -

может сам и продолжать),

Но только что-то лень мне

идти на тот утес"

А штурман - все молчал он,

Казалось бы, скучал он,

И вдруг так закричал он:

"Шли б оба вы в дуду!

Отсюда до работы

Не ходят самолеты,

Хоть пехом, но в субботу

В Архангельск я пойду".

Старпом - охолонул он,

Взял кружку, пену сдул он,

Курнул, пивка хлебнул он,

А после так сказал:

"Кончаем пререкаться,

Давайте собираться,

И будем пробираться

В Архангельск на вокзал.

Здесь средь гусей и цапель

Без порошков и капель

Бессмыслен антистапель,

Никто нас не спасет.

Давайте, что ли, действовать -

До окончанья месяца

Осталось нам дней десять и

Верст эдак так пятьсот".

Заключительная ария кэпа

Штурмана мои, старпомы,

Фуксы и матросы Ломы,

Против лома нет приема,

Это значит, я - как вы.

Мне осталось лишь напиться,

Согласиться и забыться,

не забыв притом побриться,

Я обязан подчиниться,

Хоть и горько мне, увы!..

(июль 2010 г.)

 

 

ЛОЦИЯ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ БЕЛОГО МОРЯ J :

северо-западное побережье п-ва Канин, Мезеньская губа, о. Моржовец,

побережье  Мегрского п-ва от м. Воронин до г. Архангельск

(краткое описание и общие сведения)

От Кии на Кую

Пошел наш "Негордый",

кривые рисуя,

чертя галсы-хорды.

Нам ветер простые

вопросы толкует:

«Нешто вы от Кии?

пошто вы до Куи

Сквозь темное царство

ведет нас средь туч

Компасная стрелка,

единственный луч.

Коношенский, Чижа,

Воронин, Инцы

(По слухам, оттуда

ушли все песцы).

Спирт, лейся по жилам,

кидайся в края:

От Кии идти нам

вполне до Куя.

От Куи чуть-чуть

надо взять нам на юг,

Там остров с красивым

названьем Мудьюг.

Восточней - Маймакса 

болотная клякса,

(Ребята, не стоит

соваться в Маймаксу)

Еще чуть южнее

(наш штурман, ты прав) -

Фарватер и вход

в Корабельный рукав.

Еще чуть южнее,

еще чуть левее -

Село с поэтичным

названьем Конвеер,

Еще чуть подальше –

прелестный пейзаж,

Бутылки и бревна –

Соломбальский пляж.

Там наш антистапель

нас ждет, не дождется,

Когда же «Негордый»

из моря вернется.

Он не навернется!..

(июль 2010 г.)

 

ГДЕ-ТО НА КРАЮ ЗЕМЛИ

Где-то на краю земли

Берегом олени шли.

Пролетали журавли,

Проплывали корабли,

Скрылись паруса вдали...

Люди жили здесь когда-то,

И куда-то все ушли...

Речки, озерки, трава.

В сопках ухнула сова.

Белокрылые вспорхнули

Из-под ног тетерева.

Полутени, полусвет,

Не закат и не рассвет.

От прилива до прилива -

Переход - сто тысяч лет.

Штевни волны бороздят,

За прибой пройти хотят,

Чайки пляшут над волнами.

Криком море теребят.

Из ночной нетемноты,

Из туманной пустоты,

С новым временем "на ты"

Проступают камни, кручи

И поморские кресты.

Под обрывом у воды

Не дворцы и не сады-

Низкорослые березки

И звериные следы.

Отдыхают маяки,

Им светиться не с руки.

День закончится полярный,

Их зажгутся огоньки.

День закончится, тогда

Взойдет ранняя звезда.

Но сейчас ее не видно,

здесь светло сейчас всегда.

А когда взойдет звезда,

Будет все, как и всегда:

Разлетятся самолеты,

разбегутся поезда.

Незаметно, без следа

Устремятся вдаль года,

Время бросится на замки,

будет рушить города...

Пусть резвится, раз не может

не чинить совсем вреда...

И сейчас все - как всегда:

Вот она, твоя звезда -

Там, вдали, у горизонта,

Только небо и вода...

(октябрь 2010 г.)

 

ИРОНИЧЕСКИ-НЕТЛЕННАЯ

Солнышко по лесенке

За моря спустилося.

Заблудилась песенка,

Не тому приснилася.

И теперь нечаянный

Бард котору ночечку

Рифмочки случайные

Загоняет в строчечки...

Не было б с ним трудностей,

Будь сей бард единственный.

Но на бумагу рубится

Хвойный лес и лиственный.

Пишут упоительно

Романы и сценарии,

Тает лес стремительно

В нашем полушарии...

Месяц ты мой ясненький,

Вразуми бедняжечку,

Чтоб не рвал напрасненько

Писчую бумажечку.

Муза-собутыльница,

Приложи усилия

И припрячь чернильницу

И перо гусиное.

Вмиг накрывшись тучею,

Месяц канул в ночечку.

Муза, вся измучена –

На метлу, и в форточку.

И лишь друг единственный,

Тиская любимую,

Преданно и искренне

Произнес: «Родимый мой!

Пожалей, брат, сосенку,

Не марай бумажечку,

Не губи березоньку!..

Дай перу отмашечку,

Пыл твой и отвага

Ни к чему, по сути.

Бард, не порть бумагу!

Заведи компьютер».

(июль 2009 г.)

 

БУЕВАЯ ПЕСНЯ

Меж лазурных водных струй

Объявился буйный буй.

Раз смотрю: на окияне

Буйно буй буйка буянит.

Забуенненький буек.

Но где-то стибрил огонек!

Обуенная картина,

Ах ты ж буйная буина!

Прогундосила баржа:

"Буй, не буйствуй буяша!"

Заморгал бую маяк:

"Отбуянивай, буйняк!

Ты одно лишь буйство ищешь,

Обуевшее буище!"

Забуянились буи:

"Буй, не надо тут буйни!

Если ты всегда таков,

Мы дадим тебе буев!"

Меж лазурных водных струй

Так ответил буйный буй:

"Братья! много-много лет

Кораблям давал я свет.

А теперь я  весь промок,

Мне так нужен огонек!

А как гляну в глубину,

Сразу хочется ко дну"

Обуянился буек:

"Дядь, возьми мой огонек.

Грейся средь морских пучин.

Стибрю я еще один!"

Средь лазурных водных струй

Отбуянил буйный буй.

И теперь на окияне

Буя буй не забуянит.

Что я видел, то пою:

Бую буй не по бую!

(август 2009 г.)

 

 

АРИЯ ИЗ ЗАБЫТОЙ ОПЕРЕТТЫ

(либретто найдено в ветре и волнах в Олонецкой губернии.

 Партитуру предстоит еще поискать)

 

Заморские гости:

По пути на Олонец

Повстречался нам песец.

На пути до Олонца

Нам пивца бы, не песца! 

Женский хор:

Ну зачем вам к Олонцу,

Если только в пасть песцу.

Ой-люли на Валааме-

Вот что нужно молодцу! 

Заморские гости:

Мы пойдем на Валаам

Если только по грибам.

У вас, знаем, тыщу лет

Люли есть, а пива нет!

Женский хор:

К нам скорей, на Валаам,

Я тебе прям в келье дам.

Пока ходят корабли,

Как бы славно ой-люли!

Ну зачем вам в Олонец,

Если там один песец?

А ой-люли на Валааме -

Всем песцам вааще песец!

Коневцу и Олонцу,

Олонецкому песцу,

Водке, коньяку, пивцу,

Света белого концу,

стервецу и подлецу,

сорванцу и мудрецу,

И ельцу, и плавунцу,

Водомерке, толкунцу,

Попугаю и скворцу,

правдолюбу и лжецу.

И купцу, и продавцу,

Музыканту и певцу,

Адвокату и истцу,

Прокурору и писцу,

президенту и думцу,

Женолюбу и вдовцу,

Гимсовцу и погранцу,

А быть может очень даже,

Песец красному словцу!

Ради красного словца

Пожалели бы песца! 

Заморские гости:

Нет! нам важен Олонец,

Даже если там песец.

Ради красного словца

Нам не жалко и песца!

Уж не ходят корабли,

А вам бы только ой-люли

Женский хор:

У нас просто нету слов.

Что ж,раз выбор ваш таков,

ой-люли нам с м...м, чудаками

Тоже как-то без понтов.

Круче всех богатырей,

Погранцов и гимсарей,

Круче пришлых е...,гм,герей

Протопопоиерей!

Что смешного тут, охальник!..

Пусть не круче..о святей!

Ему некому помочь,

Может он вполне всю ночь,

С ним воспрянет род людской,

Может он весь день-деньской

ЛЮли-лЮли-ой-люли,

Нешто вы б вот так могли!..

В общем, шли б вы в олонец,

Там заждался вас песец!..

Все вместе:

Люли вы мои, люлИ,

где-то на краю земли,

Проплывают корабли,

Пролетают журавли,

Парус пляшет меж волнами

и теряется вдали...

Что ж еще тут можно делать,

здесь, на краюшке земли!..

Так вся наша жизнь проходит

здесь,на краюшке земли...

Скалы, сосны, купола,

Крики чайки и орла,

Стены, камни и зола,

И незримые крыла,

Пляшут травы на лугах,

Пляшут листья на ветвях,

Пляшут ветви на стволах,

Пляшет ветер в куполах,

Пляшет пена на валах,

Пляшут блики в зеркалах...

Незаметно и всегда,

Всходит ранняя звезда.

Годы мчатся без следа,

Незаметно, навсегда

Улетают самолеты

и уходят поезда.

В кассах есть всегда билеты

Валаам - Караганда...

Время рушит стены замков

и стирает города.

Там, вдали, у горизонта

только небо и вода...

(сентябрь 2009 г.)

 

 

ТЕМ, КТО НАС ВСЕГДА ЖДЕТ…

Ирландская походная, туристкая, народная

Когда я уходил в поход

в далекие края

Рукой махнула у ворот

Моя любимая.

А раньше я один, один

Скитался просто так,

Без всяких видимых причин,

Без целей, вот чудак.

Но как-то раз сгустилась тьма,

Дождь, ветер, мокрый снег,

Закрылись наглухо дома,

И я искал ночлег.

Но, к счастью, девушка одна

Мне встретилась в пути.

И предложила мне она

На огонек зайти.

И так она была мила,

что обнял я ее.

И тут случились все дела,

И в общем, е-мое...

Кто с классикой знаком вполне,

Тот может это знать:

она наутро села мне

Чего-то вышивать.

 

Я помню, как с любимой мы

Потом куда-то щли.

И на туманные холмы

Тропинки нас вели.

Шумел камыш в погожий день

журчал в кустах ручей.

Кругом помятые: ячмень,

Рожь, вереск и репей.

Я помню на холмах цветы,

И мы в них - без одежд,

(Уже поломаны кусты

Развален Стоунхедж)...

С тех пор минуло много лет

И много долгих зим.

Давно уж знает шумный свет,

Кто нежно так любим.

 

Но время шло, и пыл иссяк,

Казалось, нет любви...

Друзья сказали: "Так-растак,

Куда-нибудь плыви!

И мчит корабль меня от ней

В безвестную страну.

И шепчет мне волна морей:

Люблю одну, одну!

Так было много раз со мной,

А может быть, с тобой.

У жизни есть мотив простой:

Останься сам собой!

Пусть ждут иные времена,

Пусть блекнут миражи,

Но знаешь, где-то есть она, -

Любовь длиною в жизнь.

 

...Ты скажешь: "Путаный сюжет.

Баллады в чем мораль?"

В балладе той морали нет.

Есть море, есть корабль.

Есть обещание пути,

Надежда и любовь.

Все, что смогло произойти,

Все приключится вновь!..

И будет снова ночь темна,

И встретится в пути,

Как раньше, девушка одна

И предложит войти...

К чему судьбу нам призывать,

И счастье ворожить, -

Давайте верить, ждать, мечтать,

Давайте - будем жить!

(январь 2011 г.)

 

 

БАЛЛАДА О Е…ТОМ (ГИКОМ) КАПИТАНЕ

Клубились на море туманы,

И пели волны в унисон.

А молодому капитану

В каюте снился странный сон.

В бушлате, тельнике матросском

Он у штурвала. Как всегда,

Кокарда на ушанке флотской

И октябрёнская звезда.

Вдруг голос мощный, отдаленный,

Как эхо давних, вечных тем:

"Послушай, парень, с уишбоном

Имел бы меньше ты проблем.

Вдруг ветер свистнет, шквал промчится -

Ведь а ля гер ком се ля ви -

Волна плюс брочинг - и случится

Непроизвольный фордевинд.

И вдарит гик, снесет ушанку,

Осиротеет экипаж...

И капитанские останки

Дополнят северный пейзаж".

 

...Тут буря впрямь загрохотала,

Ударил в скалы злой прибой.

Глядь - молодого капитана

Несут с разбитой головой.

Шквал налетел, подобно аду,

И скрылся берег вдалеке.

И вдарил гик и смял кокарду,

Пошла звезда на корм треске.

…Уже он счастия не ищет,

От счастья даже не бежит.

Мотив веселый уж не свищет,

А тихо в кокпите лежит.

..В стране березового ситца

Ему не шляться босиком.

Треска лишь хрюкнет, и умчится,

Погладя брюхо плавником.

Смахнет слезу товарищ Путин,

Доклад заслушав поутру,

И все большое СевМорПутье

Поднимет стопки под икру.

 

...Треска резвится в океане,

И обгоняет пенный вал.

Но траулер "Иван Сусанин"

Уж опускает в море трал.

В универсаме дорогая

Зайдет под вечер в рыбный ряд,

И стол украсит заливная

Треска с звездою октябрят.

И - снова голос отдаленный,

Как эхо давних, вечных тем:

"Я ж говорил, что с уишбоном

Ты б этих не имел проблем!.."

А странный сон все длится, длится -

Средь лоций, карт и умных книг

На полке звездочка пылится,

И ей он больше не жених.

 

...Спит капитан, и ему снится

Простор небесный голубой.

Птиц перелетных вереницы

Летят и манят за собой.

И снятся бури и туманы,

Фата-морганы жарких стран...

И молодые капитаны,

Что к ним ведут свой караван.

Спит капитан. Что ему снится? -

Восходит солнце над Невой.

Но тут, вторгаясь в сна границы,

Вдруг подал голос рулевой:

"Аврал, сэр, шквал, сэр, ветер свищет!.."

Он встанет, он не улежит,

Он счастье вновь свое отыщет,

И снова от него сбежит...

Что он найдет в стране далекой,

Что кинет он в краю родном?

...Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом!.. (2 раза, все вместе)

(август 2011 г.)

 

ВИСА К ВОЗВРАЩЕНИЮ «ВАЙГАЧА» ИЗ ПЛАВАНИЯ

Славься, славься во веки веков,

Славься, "Вайгач"- корабль ...гм..удаков!

Пусть еще нам немало осталось пройти -

Мы вахту свою будем стойко нести!..

Славься, славься во веки веков

Великий, ужасный вайгач Бураков!

Полторы тыщи миль уже за кормой,

Мы скоро, да, скоро вернемся домой!

Все дальше и дальше от снежной земли,

Уж берег знакомый маячит вдали.

Нас подгоняют ост и норд -

И вот показался родимый фиорд!

И вот уж к причалу направлен бушприт,

Сам грозный вайгач на бушприте стоит,

Для встречи с землей одет как на парад.

На флотской ушанке - звезда октябрят.

От гика рубец пересек пол-лица,

В носу у него поршневых два кольца,

Две тысячи миль у него за кормой,

Похоже, он тоже собрался домой!..

Старпом, он же скальд, у него за плечом

(его голове даже гик нипочем),

Эту песню сложил он средь скал и льдин,

Сжимая в руках двуручный "гармин".

Стоит у руля Антон-корабел.

Он бросил дела, и помочь прилетел.

Подряд третью вахту не смыкает век

(В его голове зреет новый проект).

 

Форштевень прибрежную няшу скребет -

Окончен, окончен наш трудный поход!

(16 августа 2011 г.)

 

ЗИМНЯЯ ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ

Проходи, старый друг, и не стой у дверей,

Я не видел тебя так давно.

Снег с одежды стряхни, разувайся скорей,

На столе – и еда, и вино.

За порогом метель распушила свой хвост,

За окном – снежная пелена.

И, хотя в блеклом небе – ни солнца, ни звезд,

Мы-то знаем, что скоро – весна!

Ты вино по бокалам, как прежде, налей,

Свою трубку, как встарь, раскури.

Видно, вправду становится в мире теплей,

Раз мы снова с тобой говорим.

И – вперед, в лабиринт тайных троп и путей,

Новых планов и древних дорог.

Хоть в наш век летаргии и сверхскоростей

Так непросто шагнуть за порог.

И пускай же в коллизиях нынешних дней

Даль бездонна, а цель – далека,

За порогом дыхание станет ровней,

Шаг – уверенней, тверже – рука!

…Что ж, пускай непогода стучится в стекло,

Нас ты, счастье, шальное, веди.

И пусть по жизни немало воды утекло,

Все, похоже, еще впереди!

(январь 2011 г.)

 

 

 

НЕОБРЕНДАНЫ

Пред нами бездна, волн полна.

Волнам нет счета, бездне - дна.

Торжественно, едва дыша

и волнам в такт поет душа.

В зенитном сумраке - всегда -

Она, Полярная Звезда.

Кильватер - ост, фарватер-вест.

В глуби надирной - Южный Крест.

 

Бог строил мир, и так сошлось -

Он здесь провел земную ось.

Я вам скажу большой секрет:

Ось как бы есть, и как бы - нет.

Ее увидеть не моги.

Ведь обнаружат ось враги,

Испортят чудный механизм,

Случится жуткий катаклизм.

Большая выйдет дребедень.

Враг станет друг, ночь выйдет- день.

Стеной окажется порог,

Шутом покажется пророк.

И чтоб все это не сбылось,

Ступай себе, не трогай ось.

Кильватер - ост, фарватер - вест.

В глуби надирной - Южный крест.

 

Ну, здравствуй, бездна, волн полна

(Волнам нет счета, бездне – дна)!

Здесь в такт дыханию стихий

Возникнут ноты и стихи.

И духи этих странных мест

Тебя пропустят, как всегда.

Кильватер - ост, фарватер - вест!

Гори, сияй, моя звезда! (3 р.)

(март 2012 г.)

 

ДЖОННИ - КОВБОЙ, ИЛИ ПЕСЕНКА ПРО НАС

Джонни-ковбой обласкан судьбой

На счастье свое ль, на беду.

Брел, спотыкаясь из бара домой,

Кобылу ведя в поводу.

И думал сердито "Мое же ты е,

На счастье свое ль, на беду

Брошу дом, землю и ранчо свое,

И с моряками уйду."

 

Джонни трубку набил в спальне своей,

И вскоре начал дремать.

Он слышал за стенкою гомон детей,

И как бранила их мать.

Приснилось ему: в паруса ветер дул,

И клипер, а может быть, барк

Плыл с экскортом в полсотни акул,

И Джонни во сне был моряк.

 

Давно уж скрылась из виду земля,

Лишь светила плясали в волнах.

И Джонни стоял у руля корабля,

Ножом ковыряя в зубах.

...А где-то в далеких и странных морях

Пассат уверенно дул.

Шел клипер "Си Игл" на всех парусах

С экскортом в полсотни акул.

 

Средь них одноглазый сновал кашалот

(Свой глаз потерял он в бою

С ужасным кальмаром), и кличку "Проглот"

Оправдывал, в общем, свою.

И штурман Ден Харп вахту нес и скучал,

Портовых подруг вспоминал.

Минуты до смены своей он считал,

И ножом в зубах ковырял.

 

Но вот корабельные склянки гремят,

Ден Харп свою вахту сдал.

Приснилась ему Мери О'Харт,

И с пивом вспотевший бокал.

Приснилось ему, немного деньжат

На службе своей он скопил.

Вернулся домой, взял в жены О'Харт,

Дом, землю и ранчо купил.

 

Во сне он, вдоволь хлебнувши пивка,

На счастье свое ль, на беду

Знакомой тропинкою из кабака

Кобылу вел в поводу.

И думал, конечно: "Ах, е ж ты ж мое!.."

...Как мир, нескончаем рассказ

Про кисло-горькое, в общем, бытие,

Про море, про жизнь, про всех нас.

 

Спал Джонни, обнявшись с женою своей,

Спал штурман, "Си Игл" шел и шел...

И снились друг другу двое славных парней,

Все будет у них хорошо.

Корабль бросит якорь в далеком порту,

Где бриз предзакатный, как шелк.

Раз люди сумели поверить в мечту,

Все будет у них хорошо!

…Корабль наш однажды бросит якорь в порту,

Где солнце, где ветер - как шелк.

Уж раз мы сумели поверить в мечту,

Все будет у нас хорошо!

(31 июля 2012 г.)

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ "НЕГОРДОГО"

Бегут валы, качаются,

Игриво, как всегда.

И в море отражается

Полярная звезда.

День северный кончается,

И Обскою губой

"Негордый" возвращается

Из плаванья домой.

В походе не один меляк

Был им преодолен.

Ни риф, ни хищный дрын-топляк

Нам не пробил баллон.

Плыл, штормами иссеченный

Кораблик-удалец.

Выл вовремя замеченный,

Зря кравшийся песец.

 

...Погожим летним вечером

В сибирском далеке

Негордо, незамечено

Пошли мы по реке.

Все только начинается,

Бежит, бурлит река.

И на волнах качаются

Два смелых смельчака.

Таймени, щуки, стерляди

Гурьбою вслед плывут.

Быть пойманными, съеденными

Очереди ждут.

То штиль, то ветер северный,

Включаем мы - вот так -

Негордо, но уверенно

Железный наш фордак.

 

Мошка над речкой носится

И сыплется в уху.

Совиный крик доносится:

"Ху ар ю? ху из ху?"

"Мой хобот остр", - комар пищит:

"Мой хобот тверд, как сталь!"

Но (вот он) в пиве ножками сучит,

И мне его не жаль.

...Клубился зной и духота,

Путь застилал туман.

Но пройдены уж Бор, Бахта,

По курсу - Турухан.

Сверкают молнии вокруг,

Гремит гром над тайгой.

Встречает нас Полярный круг

Полночною грозой.

 

И, не швартуясь в Усть-Порту,

Идем (себе), глядим - Гыда.

Но есть пока что на борту

Чай, кофе, спирт, еда.

Другого нет (увы) у нас пути,

Поскольку без Гыды

Туды нам, братцы, не пройти,

А может, и сюды.

Такие с виду грозные

Бдят эти рубежи

Клыкастые, серьезные,

Усатые моржи.

И чайки суетливые

Кидаются в прибой,

И гуси легкокрылые

Летят над головой.

 

И чумы колоритные

По диким берегам.

Медведи любопытные

Приходят в гости к нам.

Решают уж который день

Вопрос-дилемму - жесть:

"Забавен спаренный тюлень,

Так есть или не есть?"

Кто на Явае не бывал,

Все брось и побывай.

Был вечер, шторм, и дождь хлестал,

Пришли мы на Явай.

Всю ночь стояли на мели,

Хватались за весло,

То спали, то опять гребли,

Чтоб в море не снесло.

 

Ах, жизнь наша корявая

Явайская борьба.

Веди же нас, кудрявая,

Забавная судьба.

По мелям да в проводочку,

Пролив Гыданский - ек.

И гонит, гонит лодочку

Невстречный ветерок. 

"Негордый " возвращается

Из плаванья домой!

Пульс чтой-то учащается -

Фронт близок штормовой.

Ну что ж, скорей к земле, в залив,

В прибойную волну!

Бар, гребень, серфинг - уф, прошли!..

И руль скребет по дну.

 

Негордо, но уверенно

Бубенчики гудут.

Олени низким берегом

Идут себе, бредут.

Хотя еще нам плыть и плыть,

И грозен океан,

но -

Шаман уж начал в бубен бить,

Певец достал варган.

Хотя пришла штормов пора,

И бездна волн полна.

Разносят эту весть ветра

И карская волна.

Полярный день кончается,

Но обскою губой

"Негордый" возвращается

Из плаванья домой!

 

Спустилась ночь, закат погас.

Домой, сквозь ночь, на юг!

Согреют дома руки нас

Детей, жен, и подруг.

Крик поездов (уже) доносится,

Уж виден Салехард...

На шею скоро бросится

Ко мне моя О'Харт.

Когда я уходил в поход

В далекие края,

Рукой махала у ворот

Моя любимая.

Недолго ей печалиться,

И горе - не беда.

Бежит волна, качается

Игриво, как всегда…

Недолго ей печалиться,

Ведь Обскою губой

"Негордый" возвращается

Домой, домой, домой!

(сентябрь 2012 г.)

 

Белая вода

С синих гор, издалека,

То капризна, то легка,

К морю все спешит река,

Ей уж не свернуть...

По реке идет байда,

А на стремнине, как всегда,

Пляшет белая вода,

Указуя путь.

 

Белая поет вода:

"Разбайда же ты, байда!

Никому и никогда

Не сбить тебя с пути.

Дни проходят и года,

А ты все туда-сюда,

Все равно тебе, куда

Только бы идти!.."

 

И затеплят огоньки

Створы, корабли, буйки,

Тихо догорит закат

В сумрачной глуши.

Замерцает, как всегда,

Та, заветная звезда

Проблесковым маяка

В уголке души.

 

Огонечек дорогой,

Век мне маяться с тобой,

Ты полночною порой

Еле различим…

А ночью камни так остры,

Ночью волны так быстры,

Манят ложные костры

Путников в ночи!..

 

Манят, манят нас  костры,

туда, где скалы так остры...

Чур, же, белая вода,

Ты храни меня!

Дни прессуются в года,

Но все идет, идет байда.

Мы вернемся, как всегда,

На закате дня!..

 

Мы вернемся, как всегда,

В час, когда взойдет звезда

Огонечком маяка

В сумраке души.

Речка, реченька, река,

Ты бурлива и мелка,

Ты чиста и глубока,

К морю не спеши!

Речка, реченька, река,

К морю не спеши!

(июль-август 2013 г.)

 

НА ЗАРЕ (СТРАНА НА)

На заре летний ветер стучит синим тюлем в стекло.

На заре утро дремлет привычно у ней на груди.

На заре первый стриж прокричит, расправляя крыло.

На заре ты подумай, но все же ее разбуди!

Ты ей, сонной, отвесишь прощальное «чмок»,

И услышишь в ответ: «Возвращайся, люблю».

А потом ты привычно шагнешь за порог

К ветру, к морю, к заждавшемуся кораблю.

 

Ветерком в облаках, тонкой пеной на гребне волны

Ты по жизни скользишь, увлекаясь, теряя, любя.

Кто-то мудромогучий, уставший от вечности и тишины

С виноватой улыбкой глядит из тебя на тебя.

«Отчего же душа, ясный мой, мне ответь,

Все трепещет, подобно осенним листам,

Бьется огненной птицей в алмазную твердь?..»

И приходит ответ: «Ты же знаешь все сам!»

И приходит ответ:

«Если чайкою стонет и рвется душа,

Если жизнь удивительно нехороша,

Если кажется снова, что нечем дышать

На уютном чужом берегу –

Знай, что ныне, и присно, во все времена

Есть на свете страна, всем известна как «На»,

Там за мысом – мыс, и за стеною стена,

За волною волна, а за спиною спина,

Ночь там редко нежна, прыть совсем не важна,

А удача нужна, но никому не должна…

Вот тебе, брат, туда. Что ж, ступай себе на…,

Я добраться тебе помогу.

Занесет вас кривая в лихие края,

Бац! – корабль перегружен, бац! – шторм ой-ля-ля,

Вам покажется – недостижима земля,

Вам покажется – кончен ваш путь.

Тут как раз и случится подмога моя –

И попрыгают крысы за борт корабля,

И корабль, облегченно вздохнув: «Вуаля!»,

Передумает в море тонуть.

Ну, вот она, твоя «На» – за волною волна,

За спиною спина, за стеною – стена,

А за мысом – мыс… что же? Привет, ты пришел!

Все закончилось, видишь, вполне хорошо.

А потом пойдем домой,

Ты да я, да мы с тобой.

По морю да по реке,

При попутном ветерке!

Уж поверь: ныне, присно, во все времена

Для тебя, брат, закончится все хорошо!..

 

Вновь случится заря, теплый ветер вновь прянет в стекло.

Утро вновь прикорнет, как всегда, у нее на груди.

На заре стриж расправит в полете тугое крыло.

Разбуди ты ее…на заре ты ее разбуди!»

(июль, декабрь 2013 г.)

 

НЕГОРДАЯ БАЛЛАДА

По дикой тайге Заусть-кутья,

Где мамонт, подругу маня

Трубит – там "Негордый" с поклажей

Тащился, начальство кляня.

Ария «Негордого»:

"Кэп, красятся сопки багрянцем,

И волны бушуют у скал.

"Поедем, кораблик, (по речке) кататься", -

Всю зиму ты мне напевал.

Ты пел, как тут дали безбрежны,

Про ветер – «мол, чистый фордак,

А волны – прозрачны (пологи) и нежны,

лет ит би", - говорил, - "будет так!"

"Куда, кэп, ты правишь отважно?

Боюсь, будет солоно там.

Ведь ленским, (по слухам) почти трехэтажным,

Нельзя доверяться волнам!

Ария кэпа:

"Нельзя. Я согласен, "Негордый".

И в море, и в Ленской трубе

Решил я - отныне (и присно) и твердо

Во всем доверяюсь тебе.

Ты вспомни, как зимней порою

Я драил и чистил троса,

И, хоть было трудно, не скрою,

Чинил и латал паруса.

Не мнись же, сомненье превратно,

Ты слышишь - труба нас зовет!

Поскольку пути нет обратно -

Поищем дорогу вперед!

Лишь штевни по ветру держи ты

На старый, пиратский манер

И грот на фордак (поскорей) распуши ты,

Лет ит би, милый, ком а ля гер!

И верь, как я, в светлое завтра,

Там ждет нас моржовый конец.

Пушист там, игрив чупакабра,

Застенчив и верен песец".

"Негордый" все это послушал,

Уишбоном у мачты крутнул.

Но руке рулевого послушен,

В трубу он, как в омут, нырнул.

…Как знают теперь даже дети,

Хранила "Негордый" судьба.

Собрав (на шверте) все рыбацкие сети,

Добрался он все ж до Столба.

И видел он, как из обрыва

Торчит острый мамонтов клык.

И слушал в (прозрачной) ночи, как призывно

Копытом стучит овцебык.

По редким, едва видным вехам,

Поставленных кем-то в забытом краю

Он к морю студеному плыл (или ехал),

Мурлыча балладу сию.

И в музыке, может, причина

И высшей судьбы торжество,

(Морская) бездонная как бы пучина

Не поглотила его.

 

…Промчалась пора грозовая,

Закончился славный поход.

Пусть коротка память людская,

Но песня о нем не умрет!

Мораль же проста и нетленна:

Ведь, если в душе ты - моряк,

Моржовый конец, несомненно,

Твой путь озарит, как маяк!

Лишь к ночи закрою глаза, то

Подолгу кручусь и верчусь:

Во сне моем  «светлое завтра»

Как красный горит чупачупс!

Кричу вновь: «Сомненье превратно!

Смелее, раз море зовет!

И, если пкти не айдется обратно,

Отыщем дорогу вперед!»

…А чайки все стонут и плачут,

И ластятся волны к бортам корабля…

Проходим последний поселок рыбачий,

И тает уж в дымке земля!

Растаял в тумане поселок рыбачий,

И скрылась из виду земля!...

 (р. Лена и Оленекская протока, 25-31 июля 2014 г.)

 

ТАЙМЫРСКАЯ ПОДЪЕМНАЯ

(«Руки-крюки»)

…Мы рождены, чтоб сказку сделать былью.

Чтоб ледовитый одолеть простор,

Творец нам дал не разум и не крылья  ̶

Катамаран дал, парус и мотор!

Мы рождены с тобою не для скуки...

Чтоб содрогнулся просвещенный мир,

Творец нам дал стальные руки-крюки

Катамаран тащить через Таймыр.

Все выше, и выше, и выше,

Меандр, перекат, плес и  брод.

Но с каждым сантИметром ближе

Очередной поворот!

 

Мы так давно с любимыми в разлуке,

Но мы привыкли биться до конца.

Ведь нам даны не только руки--крюки,

а еще  ̶

Стальные яйца, смелые сердца!

Воды в реке совсем уже не стало,

И нет дождей, хоть осень на носу...

Но кэп сказал: "Еще не все пропало.

Пора порезать к спирту колбасу".

Все выше, и выше, и выше,

К гнездовьям непуганых птиц!

Пусть с каждым усилием лишним

Закаляется сталь ягодиц!

 

Спустилась ночь, во мгле угасли звуки,

Катамаран тащить уже невмочь,

В ответ мы лишь сильней сжимаем крюки,

Ведь кроме них, нам некому помочь!..

Дней до зимы осталось, в общем, мало,

И сыплет снег, и кровь не горяча,

Но кэп сказал: "Не все еще пропало.

В моторном ЗИПе есть еще свеча!"

Все выше, и выше, и выше,

Вновь плес, перекат, поворот.

И за поворотом я вижу

Раздельное озеро... Вот!

Вперед же, к озерному краю,

К истокам таинственных рек!

...Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно дышит человек!

(12-17 августа 2014 г., внутренний Таймыр)

 

СЕВЕРНАЯ МАНТРА

(возвращение «Негордого»–2014)

ПУстыня скалистая,

Ширь раздольная!

СтуденОе, мглистое

Море вольное!

 

То не северный сапсан

Разлетается!

По реке от полночных стран

Корабль поднимается!

 

Разгуляй же, ветер-волна,

Супротив течения!

Кормщика ждет верна жена

Возвращения!

Ждет-пождет любима жена

Возвращения!

(22 сентября 2014 г.)

 

ЗИМНЯЯ ПЕСНЯ

(баллада «Эскадра»)

Окутаны дымкой скалистые горы,

Над океаном мерцает заря.

Уходит эскадра в полярны просторы,

В бездонны бескрайни студены моря.

Все вымпелы вьются, товарищи-други,

И цепи б гремели, да нет якорей…

…Тут я просыпаюсь под шорохи вьюги,

Ночной зимней вьюги,

В спасательном круге (из женских рук круге),

В объятьях подруги (нет, верной супруги),

Под блеск не светил, а ночных фонарей.

 

Задраены окна… тюль не шелохнется,

Нетронутый теплым тугим ветерком.

И мышкой-норушкой в мозгу мысль скребется,

Настырно таежным зудит комаром.

Что годы летят все быстрее, быстрее,

А я все пою (невпопад, не о том!).

Пусть старые песни почти что не греют,

А новые песни поются с трудом.

…И вправду, к чему упираться до пота,

И в прозе искать стихотворный изъян,

Чтоб каждое утро бежать на работу,

И там, упираясь до боли, до пота,

Клепать, аки робот, научны расчеты,

Доклады, заявки, статьи и отчеты,

Чтоб оттопырить зарплатой карманы,

Чтоб было на что строить катамараны,

Чтобы на них умотать в дальни страны,

И в прозе найти столь искомый изъян.

И мокнуть, и мерзнуть… порой до икоты,

И, упираясь до боли, до пота,

Надраивать фалы, оттяжки и шкоты,

И так отдыхать, блин, от этой работы,

что некогда всех увлекла обезьян J.

 

…Сомкнутся вновь веки в дремоте, и вскоре

Я вновь окажусь в том пустынном краю, где -

Уходит эскадра в открытое море,

Чтоб в нем обрести честь и славу свою.

Засвищут вновь ветры и шквалы лихие,

И красками вновь расцветут небеса.

Открытую душу заполнят стихии,

В прикрытых глазах задрожат паруса!

…Закончены приготовленья и сборы.

Храни нас, удача, в волнах и штормах!

Что ж, снова прощайте, скалистые горы,

Горчи вновь, горчи, поцелуй на губах!..

… Отлив начинается; ветер невстречный;

На курс флагман лег, устремляясь вперед.

Проносятся чайки над морем беспечно,

Уходит эскадра; сюжет, в общем, вечный.

«Кореец» привычно в кильватер встает!..

 

…А море, конечно, лазурно и пенно,

Прекрасно, опасно – одновременно,

И залита солнцем страна наша На.

Нелепо, смешно, безрассудно, волшебно…

Не в лад, как всегда, невпопад – совершенно…

Сентиментально… банально… нетленно!..

…Ах - парус, ах -  ветер!.. волна, ах, волна!

 

…Звучи, баллада в извечном хоре –

О странствиях долгих в чужом краю.

О всех кораблях, ушедших в море,

О всех, покинувших гавань свою…

О нас, покинувших гавань свою!

(Июль, октябрь 2016 г.)

 

Океан

В один погожий майский день

Я вышел со двора -

Гляжу - "Газель", и, ясен пень,

Вокруг вещей гора.

Мне скоро уходить в поход

В далекие края -

Рукой махнет мне у ворот

Моя любимая.

Гроза гремит, и дождик льет.

Но самолет идет на взлет.

Большой железный пароход

По морю лодочку везет.

Вот мы идем  вдоль бережка

Извилистой реки

И крутят пальцем у виска

Вослед нам рыбаки

Вулканы курят в облаках,

Сползает с гор туман,

Нас к морю вывела река.

…Ну, здравствуй, Океан!..

Заплещется у скал накат,

Забулькают в волнах моржи.

Сливаясь с морем, задрожат

На горизонте миражи.

И пенный вал ударит в борт -

Кильватер - зюйд, фарватер - норд!

Садится солнце в облако,

Черед светить луне.

Мелькают дни, как сполохи

В кильватерной волне.

Поселок на краю земли

На отдых манит нас.

Бар, гребень, серфинг - уф, прошли,

Уже в который раз.

…Но пограничник на посту

Учуял козни за версту:

«Гляди-ка ты – средь бела дня

Плывет неведома фигня.

Блин, развелось же в наши дни

Неоштрафованной фигни!..»

 

Он грозный предъявил указ,

И вышла канитель.

Но проводить собралась нас

Рыбачья вся артель.

Невстречный ветер, в парус дуй!..

Волна, плещи же в борт!..

Кильватер, как обычно, зюйд,

Фарватер как бы норд.

…Пришел прогноз, что где-то там -

Тайфун! (аж екнуло в груди) -

За нами чешет по пятам,

Но мы пока что впереди.

…Сгустилась ночь - тиха, ясна,

И бездна звезд полна.

ЗвездАм, вестимо, несть числа,

А бездне нету дна.

Мерцает метеорный рой

И сыплется с небес.

И кружится над головой

Игриво МКС.

И космонавт махнул рукой,

И приказал: "Тайфун, отбой!

На север нет тебе пути,

«Тайфуну» не мешай идти".

 

…Тайфун решил: "Нам, тайфунАм,

Места  -  все хороши.

Пойду к Курилам я, и там

Расслаблюсь от души».

И вновь сулой кипит у скал,

И в клочья рвет туманы шквал,

На рифах остов корабля

Ржавеет – прямо скажем: «Ой… J,

Как далека от нас земля…

Пора, пора нам всем домой!»

...Бежит волна, качается.

Вздымаясь над кормой.

«Негордый» возвращается

Из плаванья  домой!

Что это там? - вдали, вдали –

Горит огнями порт.

В него идут все корабли,

Те, чей фарватер – норд.

И – снова ночь – тиха, ясна

(звездАм, вестимо, несть числа).

Сиянье запредельных стран

С небес струится в океан,

В Анадырский лиман.

И тучи скроют снова

И звезды, и луну.

Луч солнца золотого

Развеет пелену!.. J

Ночь пройдет, наступит утро ясное,

Путешествие вполне прекрасное,

Нас не тронули шторма ужасные,

Значит, дело наше не напрасное, раз –

Никем  непознана, «фигня»

В лиман  вошла с рассветом дня,

Начальство, как всегда, кляня:

«В конце-то всяческих концов,

Не много ль на одну меня

Застав, указов, погранцов?!..»

 

…Ты скажешь: «Путаный сюжет.

Резон где, в чем мораль?»

Морали здесь в помине нет –

Есть море, есть корабль, -

Что шел, порой - вальяжен,

Порою  -  горделив,

Вдоль сопок, скал и пляжей

В Анадырский залив.

 

J…Иного нет резона,

И манят нас всегда,

Сходясь у горизонта –

Свет, небо и вода!..

(июль-ноябрь 2017 г.)

 

 

ЗАРИСОВКИ С НАТУРЫ. РАЗНЫЕ ГОДЫ

 

Из негонеладского эпоса (сентябрь 2009 г.)

После дождя

Понамокали пряжки-застежки

Пока лежали в траве босоножки.

Пообрастали мохом-травою

Пока поливали тучи водою.

 

Из негоканимегрского эпоса (июль 2010 г.)

Берег моря около поселка Куя

Солнце встает из-за леса,

На море - прозрачные струи.

Какого же надо нам беса

В поселке с названием "Куя"?

Ветер приносит ответ,

Словно небес награду:

"Пива и сигарет,

А так – ни…КуЯ не надо"

 

Из неговайгацкого эпоса (июль 2011 г.)

 

Ловля арктических гольцов

Ехал Грека через реку.

Смотрит Грека – в ней голец.

Сунул Грека в реку спиннинг,

И к гольцу пришел песец

 

К смене вахты

Физиономия помята,

И спальник уж не греет, нет.

Отлить так хочется, ребята,

А вылезать уж мочи нет!

Зачем же жизнью мы рискуем,

Из теплых выбравшись кают?

- Товарищ, мы тебя страхуем,

Когда идешь ты срть на ют!

 

Из негониобского эпоса

(июль-август 2012 г.)

Эпитафия сибирскому комару

«Ты пошто в моем борще

Ножками сучишь во тще?..»

 

Нашли лом на берегу

…Стоял в кустах пожарный лом,

И не жалел лом ни о чем.

Лом ждал с пожаром  новых встреч,

Лом грезил: он – не лом, а меч.

Мечтал лом: запылает лес,

Огонь взовьется до небес,

И лома час тогда пробьет,

Пожарник лом тот обретет.

Пожару вломит он удар –

И обломается пожар!

 

Песенка хариуса

А ты стоишь на берегу,

А я тут в речке плаваю,

И угораю, не могу!

я над твоей забавою.

Лениво плещется волна,

Рыбак ты замечательный,

Но мне нужна твоя блесна,

Как рыбе – круг спасательный!..

 

Река Тадебе-Яха

Супротив порта Сеяха,

Есть река Тадебеяха,

"Черепаха и неряха", -

Так подумал я.

Но вверху Тадебеяха

Уж совсем не черепаха,

И почти что не неряха,

В общем, складная деваха,

В чем-то где-то - муха-бляха,

Не поверите, друзья!..

 

Песенка явайских бурильщиков

«Хорошо жить на Явае,

Этой песенке внимая,

И карманы набивая

Нефтяным рублем!

В тундре дырку пробурили,

И трубу в нее вложили,

Сверху вентиль наложили,

(И зарплату получили,

А теперь на все забили)

В общем, мы в кабак идем!»

...Песенка была длинная-предлинная, в ней поочередно слово предоставлялось

то бурильшикам, то оленеводам, то чумработницам, то танцовщицам.

Привести ее всю нет никакой возможности.

Заканчивалась же песенка назидательно:

«Если хочешь ты, к примеру,

Сладкой северной химеры,

Будь готов, как пионер, и

Выйдешь молодец!

Ты давай, давай, давай,

Рот пошире разевай

На явайский каравай,

Приезжай к нам на Явай,

И карманы подставляй,

Наливай и выпивай,

Но при этом не зевай,

И все время наблюдай,

Не крадется ли песец!»

 

 

Ищем поселок Яр-Сале в дельте Оби

Я в протоках долго искал

Путь к желанной твердой земле.

Транспортиром ерзал, ДжиПиЭс запускал,

Где же ты, моя Яр-Сале?..

Как найти тебя нелегко!

Створ с буями скрылся во мгле…

То ты вроде близко, то опять далеко!..

Ё же ты моё, Яр-Сале!

 

Из Неголаптайкарского эпоса (июль-сентябрь 2014 г.)

Одной из проток  р. Оленек посвящается

Протока Оленека,

Не будь ко мне жестока,

Почаще будь глубока,

Прямее ты будь!

От Ленского истока

В прекрасное «далеко» -

В протоки Оленека 

Мы продолжаем путь!

 

Подъем по Поперечной

По ледяному краю

За метром метр

Ступни переставляю,

Бреду в Таймыра центр.

Песцы снуют голодные,

По диким берегам

Быки овцеподобные

Вострят свои рога!..

Сапоги, на первый-второй рассчитайсь!

"Первый!" "Второй!"

"Первый, шаг вперед!"

"Не могу, командир, я - протерся до дыр!"

"Первый, не…ёт! Шаг вперед! Через брод!

сквозь Таймыр!

Сапог, вон, второй,

Он тоже с дырой,

Таймыр он пройдет

Вместе с тобой!"

Первый!-второй! Первый!-второй! Первый!-второй!

 

 Отрывок из неоконченной баллады

…И все идет, как водится –

Мотор еще заводится,

Крепки от соли ржавые

Растяжки и троса.

Глаза у кэпа круглые

От счастья многотрудного,

И держат форму старые,

В заплатах, паруса!

Полярный день кончается,

Земля еще вращается,

В кильватере качается

Полярная звезда.

Любимая печалится,

Все только начинается –

«Негордый» возвращается

С победой, как всегда!

 

Из Негокамчукского эпоса (июль 2017 г.)

Пережидаем шторм на о. Карагинский

Ветер злится цепною собакой,

И грозится порвать  паруса.

…Ах, халва же ты да с козинакой!..

Сникерса вы мои, сникерсА!... J